USD 62.1849 EUR 65.5205
Золотой гонг 2022

Рукопожатие с будущим

Никита НАДТОЧИЙ. Фото автора.

Беседа была неторопливой, вдумчивой, не всегда радужной по тону, но в целом конструктивной и позитивной. С обеих сторон в разговоре звучало немало шуток. Позволим и мы себе одну предновогоднюю: если кто-то считает, что руководить Сибирским отделением РАН в наше время одно удовольствие — пусть попробует.

А если серьёзно, то после полутора лет «вахты» у руля СО РАН команды академика Александра Асеева это была первая большая встреча нынешнего председателя с прессой.

Фактологического и аналитического материала накопилось море. Пересказать содержание всего разговора невозможно, но хотелось бы донести до читателей газеты основные «узелки на память».

Академик Асеев довольно подробно рассказал, чем занимается СО РАН сегодня, каким образом нынешний день крупнейшей региональной структуры РАН связан с прошлым и проистекает из него, в чём особенности сегодняшних научных и организационных задач и к чему стремится нынешнее руководство отделением.

Об идеале
Сами эти слова — «идеал», «идеальный вариант» — на этот раз не звучали вовсе. Но воспользуемся некоторой предновогодней «вольницей» и смоделируем будущее, к которому, если мы всё правильно поняли, стремится и президиум СО РАН, и его руководитель.

Главное, конечно, — сохранить и приумножить лидирующие позиции сибирской науки по основным фундаментальным направлениям, которые уже давно созданы и развиваются в первую очередь в нефтегазовой геологии, геофизике, энергетике, химии и материалах, физике, биологии, научном приборостроении и т.д. Здесь существует уже сложившаяся структура научных учреждений, которые в целом уже гораздо лучше чем прежде финансируются государством: в этих институтах есть всё необходимое для успешных научных исследований на самом современном уровне. Не надо никуда ехать набираться опыта, допустим, на германской или швейцарской аппаратуре и оборудовании, выпрашивать зарубежные гранты, потому что достаточно участия в хорошо продуманных конкурсах отечественного научного ведомства. В России наконец сложилась своя — и это главное! — система объективной оценки глубины, значимости и качества научных исследований, руководство страной вновь научилось ставить перед наукой крупные системные государственные задачи и согласно перспективам развития страны справедливо распределяет огромные государственные средства.

Вместо забытой и разрушенной ведомственной отраслевой науки, которая в прежней системе отношений и была основным проводником новых научных разработок в производство, и власть, и руководство РАН научились использовать в развитии новых технологий в первую очередь сами давно сложившиеся научные центры с великолепной материальной базой и кадрами. А технопарковая идеология и методика инноваций сопутствует и присутствует в качестве налаженного механизма тесных отношений между институтами и корпорациями, крупными предприятиями, бизнесом в целом, где есть чётко выраженная становая роль государства как главного инвестора и контролёра.

Сибирское отделение имеет чётко выверенную собственную программу деятельности в рамках утверждённой правительством стратегии развития производительных сил Сибири, основой которой является создание комфортных условий для жизни и работы людей. Сюда снова устремлены потоки «добровольных переселенцев», как в незапамятные советские или даже царские времена. Давно забыты пресловутые вахтовые методы разработки богатств восточных регионов страны, здесь формируется собственная квалифицированная рабочая сила, процветают наука и культура, растёт население и рождаемость.

Ушли в прошлое завистливые взгляды молодых (и не очень) учёных в сторону западных научных центров, фирм и компаний. Обратно в Новосибирск из Силиконовой долины потянулись бывшие выпускники НГУ, заодно прихватывая с собой не только семьи, но и коллег, потому что условия труда и жизни в Сибири стали лучше, чем в любой другой части суши. Американцы, немцы, японцы, китайцы уже не просто из вежливости предлагают свои услуги по сотрудничеству, но, давно переняв у русских методику создания академгородков-технопарков, видят реальную пользу в стажировке своих специалистов в Новосибирске, Томске, Красноярске, Иркутске, Кемерово и т.д.

Регионы самой России, крупный бизнес (в зависимости от географии: уголь, нефть, газ, лес, руды, вода и т.д.) центроустремлены к Академгородку как к реальной и основной возможности инновационного развития и обогащения новыми идеями и методиками.

Новосибирский научный центр постепенно оброс несколькими площадками опытных и мелкосерийных производств, посёлками с комфортным современным жильём, значительная часть которого уже без всяких проволочек за символический кредит или по договору найма предоставляется молодым одарённым учёным, откуда бы они ни приехали.

Что есть уже сейчас
По глубокому убеждению академика Александра Асеева, очень многое. Во-первых, и у власти, и у самих учёных, в отличие от приснопамятных 90-х, когда в правительственных верхах вообще не понимали значение науки, появляется устойчивое убеждение, что научный поиск есть основа технологического прорыва и в производстве, и в экономике вообще.

Наряду с фундаментальными исследованиями в практику деятельности институтов прочно вошли прикладные разработки, которые обеспечивают почти половину всего бюджета СО РАН, в том числе и развития, позволяют уже сегодня выплачивать приличную зарплату научным сотрудникам.

Если говорить о прорывных направлениях научной мысли применительно к производству, то нужно выделить глубокую переработку в первую очередь нефти и природного газа, попутного газа, угля, минералов и руд, леса и других природных ресурсов. На этом направлении, в частности, уже сделан серьёзный шаг вперёд в сотрудничестве с кузбасским руководством и бизнесом: институты СО РАН разворачивают договорные исследования по глубокой переработке угля, метана и т.д.

Есть немало проектов в сфере энергетики и энергосбережения. Участие институтов СО РАН в модернизации экономики страны именно по этим ведущим направлениям может стать очень значительным. Готовыми научными разработками для этого уже обладают институты теплофизики, катализа, химии твёрдого тела и механохимии и другие. Например, только использование нанопорошков в охлаждающей жидкости теплонасосов может в разы увеличивать эффективность охлаждающих устройств тепловых и атомных электростанций.

Что касается нано-, информационных технологий, то уже сейчас ряд институтов СО РАН готов предоставить свои разработки для создания нанофаба (центра нанотехнологий), выполнять заказы самого современного уровня.

Происходит весьма успешная работа в биологических науках, медицинских и фармацевтических технологиях. От глубинных поисков на генетическом и клеточном уровне институты СО РАН в союзе с бизнесом уже сами переходят к опытным и даже промышленным (тромбовазим) производствам лекарств.

В правительстве уже принято решение о развёртывании в Сибири производства металлургического кремния. Если наладить его очистку в России, а не продавать как сырец, то его применение в микропроцессорах и схемах электронной памяти может приносить стране и науке огромные средства.

Этот перечень можно продолжать бесконечно, готовых разработок сотни, но многие из них носят «музейный» характер, десятилетиями пылятся на полках, потому что у полуразрушенной в недавнем прошлом промышленности нет сил на освоение нового. Сейчас инновационная деятельность только возрождается. Нередко случается так, что предприятия обращаются за технологической и научной поддержкой, выпрашивая деньги на развитие инноваций даже у институтов СО РАН.

Надежда на развивающиеся венчурные фонды пока слабая. А новый закон, разрешающий институтам и вузам создавать собственные инновационные предприятия, пока в стадии осмысления. И это лишь один, весьма скромный шаг на пути к новой экономике.

Что же такое инновация
По мысли академика Александра Асеева, всё очень просто: перевод научного знания в деньги. И тут есть опасности. Первая — сделать обогащение самоцелью развития научных центров вообще. В своё время, когда он лично отвечал только за институт физики полупроводников, поездив по миру, поставил перед собой цель довести зарплату сотрудника института до приличного уровня, хотя бы до тысячи долларов в месяц. И эту задачу в институте решили. Сейчас цель — обеспечить безбедное существование всех сотрудников СО РАН. Если этого не будет, то кадры неизбежно будут переходить в бизнес.

И вот сейчас, когда зарплата значительно выросла, на повестке дня другая проблема, которая, впрочем, после золотых дней лаврентьевского периода никак не решается, — доступное жильё. Уже немало лет идут разговоры на эту тему, но вот, кажется, появился прогресс: сам Президент России на последней встрече с учёными обещал помочь, региональные власти, в том числе и в Новосибирске, предпринимают меры по строительству. Но как бы не превратить Академгородок в модный спальный район, где рыночная цена земли и жилья без того высока, а в случае её более активного освоения бизнесом может стать практически недоступной ни для развития институтов, ни для сотрудников. Поэтому руководство ННЦ очень осторожно относится к реорганизации своих собственных коммунальных и энергетических структур.

И ещё одна тема была поднята самими журналистами: во все времена, в том числе и в самые тяжкие для страны, решающей силой в России было духовно-нравственное содержание поставленных целей, выполняемой работы. Так было и в Великую Отечественную войну, когда научный гений учёных служил Победе. Затем, выполнив задачу разгрома врага и внеся свою лепту в создание ядерного щита, тот же Михаил Алексеевич Лаврентьев начал научное освоение Сибири, привлекая сюда людей именно через призму великих целей.

Фотографии статьи
Александр Асеев: «Смотрим вперед через призму великих целей».