USD 63.1697 EUR 70.3395

Социальное сиротство: есть ли решение?

Юлия БЫКОВА.
013-16.jpg
013-16.jpg



Пожалуй, стоит начать с цифр. Потому что порой они бывают куда доходчивее лирических вступлений и отступлений. 2003-й — 220. 2004-й — 261. 2005-й — 322. Это число отказов от новорожденных детей за год по нашей области. Какое число характеризует год минувший? Согласно все той же статистике, в 2007 году в два (!) раза больше женщин, чем еще три года назад, оставили своих малышей в родильных домах. Проблема «ненужных» детей в Новосибирской области, как, в общем-то, и в стране вообще, существует не первый год. Но настолько актуальной, как сегодня, не была еще никогда.

Ей и была посвящена пресс-конференция, проведенная на днях в пресс-клубе Союза журналистов. Темой разговора представителей общественных организаций и журналистов стал новый подход к распутыванию рокового узла.

«Скорая социальная помощь» — так называется услуга, в основе которой лежит инновационный подход к решению проблемы отказа от новорожденных. Идея проекта принадлежит общественным организациям — центру семейного образования и воспитания «Семья и дети» и «СибМаме». Суть новой «скорой помощи» — в комплексной работе специалистов разного профиля с каждой женщиной, принимающей поистине угрожающее для общества решение. На первых порах, в качестве эксперимента, услуга появится в Новосибирском городском перинатальном центре и детской городской клинической больнице №4 имени В.С. Гераськова.

В течение всей пресс-конференции ее участники не уставали напоминать об актуальности проблемы. И каждый раз неутешительные факты представали перед журналистами в новом ракурсе.

Участники встречи: Нелли Агамян, главный специалист отдела родовспоможения и организации специализированной помощи детскому населению, главный акушер-гинеколог Новосибирска; Надежда Артемова, председатель правления городской общественной организации центр семейного образования и воспитания «Семья и дети»; Александра Марова, президент новосибирской городской общественной организации «СибМама»; Юлия Юрьева, руководитель службы «Скорая социальная помощь».

Корни — в социальных проблемах
Как известно, жизненный путь детей-«отказников» начинается с дома малютки. Но вот только не у всех. Приюты для новорожденных в Новосибирской области переполнены до предела. Поэтому малышей вынуждены принимать детские больницы. У нас в городе это больницы №3 и №4. А поскольку в этих учреждениях держат больных с острыми патологиями, детей вскоре переселяют в шестую больницу Дзержинского района. «Резервы» которой, разумеется, небезграничны.

Чем грозят первые годы жизни на больничной койке? Отсутствие нянечек, логопедов и других специалистов неизбежно сказывается на психическом развитии малышей. А ведь как раз до трех лет — то есть в срок, равный «додетдомовскому» периоду жизни «отказников», — закладываются, по мнению психологов, основы личности. Нелли Агамян, не понаслышке знакомая с детьми, перекочевавшими из роддома в больницу, утверждает: психомоторное развитие этих деток в большей или меньшей степени нарушено.

Что же заставляет женщину, ставшую матерью, сделать столь отчаянный (а может, взвешенный и тщательно продуманный) шаг? Непосредственных причин, по мнению специалистов, несколько. Они и обусловили ряд категорий «проблемных» женщин.

Во-первых, это матери-одиночки. Тут к финансовой стороне (отсутствие второго или, как часто бывает, по значимости первого кормильца) добавляется негативное общественное мнение — стереотип, сформированный еще советским временем. Во-вторых, это сироты, выпускницы детских домов. Здесь вообще разговор отдельный. Это и проблемы с жильем, и отсутствие этического и поведенческого примера, и социально-психологическая несостоятельность. Категория эта, надо сказать, довольно обширная.

Особого внимания заслуживают родительницы, вынужденные отказаться от чада по генетическим причинам, то есть матери физически либо умственно неполноценных детей. Но процент таких случаев, к счастью, небольшой.

Наконец, это женщины, составляющие так называемую социально неблагополучную прослойку общества. Эта категория, утверждают специалисты, появилась у нас, как ни странно, в последнее время и составляет всего около 15 процентов от общего количества несостоявшихся родительниц. Среди них женщины с алкогольной и наркотической зависимостью, лишенные родительских прав. В семьях с такими сомнительными хранительницами домашнего очага (существование коего тоже под большим вопросом) оставлять ребенка просто опасно. Что страшно: дети из одной и той же неблагополучной семьи попадают в чужие руки один за другим!

Самый большой процент из всех этих категорий составляют необеспеченные родители — здесь не только упомянутые матери-одиночки и детдомовские воспитанницы, но и вполне благополучные семейные пары. Да, уже два года действует система государственной помощи матерям. И введенные в 2007-м пособия на полторы тысячи в месяц на первого ребенка — это не унизительные 400 рублей. Но с повышением в эти же сроки стоимости жилищно-коммунальных услуг предложенных денег многим едва хватает лишь на оплату собственного жилья. Какие уж там роды, тем более повторные, на которые заботливое государство выделило повышенную сумму. Но часто женщина обращается за разрешением на прерывание беременности несвоевременно, что не оставляет ей выбора — быть или не быть новой жизни. «Если мама и папа в нашей стране работают в бюджетной сфере, и мама уходит в декретный отпуск, то прожить на зарплату одного бюджетника в нашей стране достаточно сложно. И эта семья уже может попасть в группу риска по отказу от новорожденного ребенка», — говорит Нелли Агамян.

Все та же финансовая заморочка поворачивается к солнышку еще одним боком. Пособия выплачиваются до полутора лет. Детей же в детские сады принимают только с двухлетнего возраста. Вопрос: на что жить полгода? Не для всех, конечно, но для многих в нашей стране этот вопрос пока что стоит довольно остро.

«Мы все прекрасно знаем, что политика нашего государства в последнее время социально ориентирована. Но, видимо, действий власти пока недостаточно для того, чтобы проблема отказа от новорожденных детей была решена в ближайшее время, — говорит Юлия Юрьева. — В ноябре мы общались с французскими коллегами. Естественно, мы поинтересовались, каковы причины отказа от детей во Франции. Европейские специалисты были ошеломлены вопросом. Они рассказали: такие женщины рассматриваются у них как психически нездоровые. Это о чем говорит? О том, что в этой стране полностью решены социальные проблемы, которые могут стать причиной отказа от ребенка. Именно поэтому одна из целей нашего проекта — обратить внимание государства на возможность решения социальных проблем».

Юлия Сергеевна подчеркнула: при выяснении в ходе мониторинга основной причины отказа от новорожденных детей примерно 80% опрошенных женщин ставили на первое место именно социальные проблемы. Все они так или иначе связаны с отсутствием материальных возможностей.

Беременная женщина не готова к материнству
Но есть и другие причины. Нелли Агамян: «Начало проблемы отказа от новорожденных — это, безусловно, нежеланная беременность. Очень часто приходят ко мне вполне взрослые девушки, 21 — 23-х лет, иногда и постарше. С ними — родные мамы, которые и настаивают на прерывании беременности. Семья либо не готова помочь молодой женщине по каким-то причинам, либо считает, что женщина не должна вне брака рожать ребенка, она обязана сначала получить образование и сделать карьеру. А вот о реализации репродуктивной функции женского организма думать почему-то не хотят. Я встречалась с нашим молодежным парламентом и была очень удивлена, узнав, что проблему нежеланной беременности они не считают для себя актуальной. Они уверены, что этот вопрос легко решается путем прерывания беременности. А ведь здесь-то уже и скрываются корни той проблемы, которую мы с вами сегодня обсуждаем. Беременная женщина не готова иметь ребенка».

Правильно расставить акценты
Немалых успехов общество сегодня достигло в популяризации замещающего усыновления и развития детских домов. И это одно из орудий в борьбе с сиротством и проблемой брошенных детей в нашей стране и области. Тем не менее корень проблемы, а точнее сама ее суть, остается на фоне этого чем-то вроде оголенного провода, к которому страшно не то что притронуться — увидеть жутко. Согласно все той же статистике, каждый год мы получаем два сиротских учреждения в лице отказных детей. Участники пресс-конференции заметили: не лучше ли заняться непосредственно профилактикой сиротства, предупреждением отказа от новорожденных, чем плодить поколение за поколением детей без прошлого, то есть без родителей. Ведь наверняка подросшие детдомовцы, о чем было сказано выше, пополнят ряды все тех же несостоявшихся матерей.

Практическое предложение одно: социально-психологическое сопровождение семей группы риска. Тех семей, которые как раз и пополняют число воспитанников детских домов. Надежда Артемова: «Сколько бы мы ни восхваляли замещающую семью, всегда нужно помнить о том, что родная, биологическая, семья в любом случае предпочтительнее. Если мы сегодня делаем акцент на замещающем жизнеустройстве, мы обделяем ту сферу деятельности, в которой действительно нужно приложить усилия».

По мнению создателей «Скорой социальной помощи», такая работа, кроме очевидных плюсов, даст и заметный экономический эффект. Участники проекта подсчитали: сегодня гораздо выгоднее поддержать женщину, находящуюся в трудной жизненной ситуации, и сохранить ребенка в семье, чем долгие годы содержать этого ребенка в сиротском учреждении.

Предложили в таких целях перераспределить средства, поступающие на решение проблемы. То есть отпускать этот сектор не на содержание детей в приютах и детских домах, а на поддержку семьи.

Доводы, впрочем, спорные. И, думается, многие моменты в данном случае просто проигнорированы. Например, как быть с теми, кому еще расти и расти до «выпуска» из специализированного учреждения в условиях предполагаемого недофинансирования? На кого и каким образом переучивать работников этих учреждений?

«Обществу небезразлична судьба каждой женщины»
Оглянулись: что же сделано на сегодняшний день у нас и у других, на чей опыт ориентироваться.

Выяснилось, на хабаровских коллег, где сравнительно недавно была создана так называемая служба раннего вмешательства. Их опыт показал, что, как минимум, 30 процентов женщин целевой группы подлежит реабилитации. За время работы сотрудникам службы в Хабаровске ни разу не приходилось ставить спасенной семье диагноз «неблагополучная». Ни разу не изымали ребенка из такой семьи. Да просто не беспокоились за жизнь и здоровье сохраненного малыша. Не было ни одного случая повторного отказа от ребенка. Плюс ко всему: в результате того, что определенный процент детей не помещают в сиротские учреждения, бюджет города экономит каждый год два миллиона рублей.

Но и у нас есть достойные подражания, в хорошем смысле этого слова, поступки. Наверное, не всем известно, что вот уже 17 лет мэрия города Новосибирска активно сотрудничает с православной и католической церковью. Представители религиозных конфессий при поддержке мэрии создали специальные приюты для женщин, находящихся в трудной жизненной ситуации. В этих приютах женщины не только обретают кров во время беременности и в период кормления грудью, не только получают теплую моральную поддержку. Часто представители духовенства дают пригретым специальность, помогают устроить их на работу, решить проблемы с постоянным жильем. К сожалению, возможности таких организаций ограничены, поэтому и число спасенных семей в глобальных масштабах невелико. Но за цифрой 213 — именно столько детей осталось со своими матерями благодаря священникам — стоит огромная работа.

«Религиозные организации своим примером показали, что сохранить ребенка в семье можно, — говорит Нелли Агамян. — Я считаю, мы об этом должны знать. Мы должны знать о том, что обществу небезразлична судьба каждой женщины, оказавшейся в трудной ситуации. И, в общем-то, за каждого ребенка есть кому побороться».

Как будет работать служба?
«Скорая социальная помощь» — это пока эксперимент. Но в дальнейшем, при получении плодотворных результатов, создатели службы планируют внедрить новую услугу в широкую практику. Основная задача — сохранить биологическую семью ребенка.

При каждом случае отказа от ребенка заведующая отделением детского дома подает сигнал социальной службе. На место возможного совершения нравственного преступления выезжает дежурная бригада, в составе которой психолог, врач и юрист. Далее ведется работа по переубеждению женщины, которая переселяется в специальную палату. Выясняются причины, натолкнувшие ее на расставание с новорожденным. Психологическая терапия будет продолжаться ровно столько, сколько этого требует ситуация. А во время работы психологов и медицинских сотрудников юристы решают проблему с жильем, с трудоустройством пациентки. Все это время ребенок находится рядом с матерью. Специалисты считают, что только так не прервется хрупкая родственная связь между самыми близкими на свете людьми.

Но после получения желаемого результата с семьей не расстаются. До полутора лет, а если потребуется, и больше, «Скорая помощь» будет курировать вырученных.

На данный момент к работе готовы шесть специалистов разного профиля.

О чем сказать в финале
Этот вопрос волновал не только участников конференции, но и автора статьи. Уж очень много сложностей и противоречий как в самой проблеме, так и в предложенном решении. Насколько необходима широкая практика такого спасения семей? Не грозит ли она еще более угрожающими последствиями? Ведь женщина, готовая расстаться со своим ребенком, психологически не настроена на создание полноценной семьи. Какие бы объективные причины не стояли за ее решением. Возможно, стоит копать гораздо глубже. А решение проблемы нравственного перевоспитания общества (с чего, осмелюсь предположить, и следовало бы начинать) — дело не пары лет, и даже, наверное, не десятилетия.

Вместе с тем не хочется перебарщивать с долей, пожалуй, привычного для места и времени пессимизма по отношению к новым путям решения. Его (то есть пессимизма) в данной ситуации хоть отбавляй. Поэтому хочется верить, что удачные примеры подобной практики — это зернышки, которые, пусть не завтра, но обязательно дадут свой урожай.

Фотографии статьи
013-17.jpg
013-18.jpg

Комментарии