USD 63.1697 EUR 70.3395

Руки вверх!

Н. ЖУКОВ



В одной из таких деревень солдаты первого батальона девятой гвардейской дивизии заметили что-то шевелящееся у прокопченной печи. Когда подошли поближе, многое повидавшие за войну солдаты были ошарашены: перед ними лежал в лохмотьях грязный, заросший, обессиленный шестилетний мальчик. Его завернули в шинель, принесли к разведенному костру, напоили горячим чаем.

Ребенок выглядел затравленным зверьком. Из множества вопросов он ответил только на один — что зовут его Колей. Пришлось с ближайшей партией раненых отправить его в госпиталь, оттуда он попал в штаб полка. Когда его привели на КП полка, который находился на реке Церевич, командир, полковник Белов, сам бывший юнармеец, приказал отправить его в тыл, привести в порядок и зачислить на довольствие.

— Так у нас, — говорит Трубицын, — появился сын полка — Коля, фамилию уже не помню. Коля да Коля.

Шла война. Жил мальчик с нами. Был общим любимцем. Сшили ему обмундирование, которым он очень гордился. Вел себя степенно, стрелял из автомата, позднее подарили ему маленький трофейный браунинг, правда, без патронов и обоймы. Ходил он у нас как настоящий солдат, сидел с нами у костра, который помогал разжигать, слушал солдатские байки.

Находясь во втором эшелоне полка, как правило, он с солдатами ходил за трофеями в брошенные немцами блиндажи. Однажды, когда передовые роты батальона ушли вперед, преследуя отступающего противника, наш Коля остался без присмотра.

Суматоха, неразбериха. И вдруг наш Коля приводит в штаб полка трех немцев: двух офицеров и одного унтер-офицера! Мы глазам своим не верим. Шквал вопросов: как? когда? где? Мальчик, смущаясь, рассказал о том, что произошло.

Когда закончился артобстрел и все бросились в атаку, он какое-то время переждал, а потом пошел вслед за наступающими. Шел он с любимым браунингом в руке, а тут блиндаж. Решил осмотреть.

«Открыл дверь, стал спускаться по ступенькам вниз и вдруг увидел немцев. Пистолет в руках, но без патронов. Я испугался, а немцы машут руками, что-то лопочут, а потом руки подняли. Я догадался — в плен сдаются. Страх прошел, а вот штаны почему-то не высохли». «Да ты просто вспотел, Николай, бывает», — дружески сглаживали конфуз ребенка солдаты.

За проявленное мужество наш сын полка был награжден медалью «За отвагу». Инцидент с сырыми штанами был позабыт. Мальчик с нами прошел долгий путь тягот и лишений. И только в конце войны мы проводили нашего любимца в Суворовское военное училище. Дальнейшая его судьба мне, к сожалению, неизвестна.

Комментарии