USD 63.1697 EUR 70.3395

Нефтяной дозор

Подготовлено по материалам «Российской газеты»



Об истощении запасов в российских недрах говорят давно и много. Однако чаще всего речь идет о доступных резервах, которые можно получить, просто пробурив скважину и присоединив ее к трубе. Сегодня российские нефтяники используют новейшие отечественные и зарубежные технологии, позволяющие даже на истощенных месторождениях поддерживать и наращивать добычу. Правильное применение таких мероприятий, как гидроразрыв пласта, бурение наклонно-направленных скважин, позволяют добывать те запасы нефти и газа, которые ранее считались недоступными.

Естественно, применение дорогих технологий требует от компаний увеличения затрат. В то же время налоговая составляющая в выручке российских компаний находится на уровне 50%, соответственно снижаются ресурсы, которые могли бы быть направлены на развитие новых проектов. За счет роста цен на нефть выручка нефтекомпаний за последние два года выросла вдвое, а налоги на них — примерно втрое.

Но в прошлом году деятельностью многих крупных нефте- и газодобывающих предприятий стали особенно пристально интересоваться правоохранительные органы. Где-то вскрыты отступления от требований лицензионных соглашений, где-то выплывали нарушения экологического законодательства. По ряду выявленных фактов возбуждены уголовные дела.

Интерес государства к деятельности добывающих компаний вполне оправдан — каждое нарушение должно быть пресечено. Однако дело в том, что с нарушениями-то как раз и не все ясно. Действующие лицензионные механизмы, недостаточно четкие формулировки, отсутствие следственной и судебной практики позволяют трактовать как уголовно-наказуемые даже те факты, которые собственно нарушениями и не являются, либо могут повлечь за собой лишь административную (штраф), но никак не уголовную ответственность.

Так, в целом ряде случаев превышение предусмотренных лицензионными соглашениями уровней добычи нефти влекло за собой возбуждение уголовных дел по статье Уголовного кодекса, предусматривающей ответственность за незаконное предпринимательство. А ведь речь идет лишь о ситуациях, когда нефть добывалась открыто, с надлежащим отражением в государственной отчетности, налоги уплачивались, ущерб недрам не был причинен! И это притом, что за пользование недрами с нарушением условий лицензирования недропользования действующее законодательство предусматривает лишь административную ответственность!

На сомнительность складывающейся практики реагирования на нарушения в сфере недропользования обращается внимание в статье профессора В. Комиссарова «Не всякая лицензируемая деятельность — предпринимательская» («Законность», №11 за 2005 г.). По мнению ученого, являющегося членом Научно-консультативного совета при Верховном суде России, правоприменители необоснованно смешивают недропользование и предпринимательскую деятельность.

О причинах внезапно возросшей активности правоприменителей на ниве борьбы с увеличением добычи полезных ископаемых можно только догадываться. Между тем давление с их стороны, естественно, не может не повлиять на состояние добывающих структур, их руководства и отрасли в целом. Может быть, оно и к лучшему — снизить добычу, «сохранить богатства для детей». Только надо помнить, что нефть по-прежнему является основным источником доходов бюджетов многих российских регионов, а также бюджета страны и стабилизационного фонда. А через несколько лет, когда мировые цены на сырье опять упадут, финансовый урожай будет плачевным. Да и как быть с судьбами людей, привлекаемых к уголовной ответственности по более чем неоднозначным основаниям?

Комментарии