USD 71.5763 EUR 76.8344
 

Старые верные




С этой точки зрения, сегодняшний откат читательского интереса от грязи в литературе, как бы лично меня он ни радовал, сигнал как раз тревожный. Люди не хотят читать о том, чего им и так хватает в окружающей жизни. Жизнь слишком сильно стала похожа на литературную реальность. И в этом смысле появление хороших книг — светлых, ясных и сильных — превращается просто в насущную потребность, общественный заказ.

Вопрос только в том: кто их напишет? Ведь на самом деле неуклонно, изо дня в день, тренируясь в своих самых гадких и мерзких предположениях и высказываниях о ближних и дальних представителях человеческого рода, писатель едва ли сможет изменить себя, свои привычки, мировоззрение. Ведь утверждение, что добродетель некомпетентна в описании грехов, верно и в противоположную сторону: грешник точно так же некомпетентен в знании добродетели.

Чтение последних 10 лет окончательно убедило меня в том, что я и так раньше знала: друг от друга пишущих отличают именно их философия, взгляд на мир. В век всеобщей грамотности написать об увиденном, пережитом или придуманном не так уж и трудно. А перечень событий, которые могут произойти в обычной жизни с человеком, довольно быстро исчерпаем. Потому-то так неотличимо похожи друг на друга сюжеты, герои, речь и заставляющие их действовать побудительные причины.

Думаю, каждому из нас приходилось слышать: «Если бы я написал(а) о том, что пережил(а), как бы все этой книгой зачитывались!» Надо полагать, многие современные авторы начинали писать именно из подобного упоения своими переживаниями, своей хлесткой речью, не знающим границ и пределов воображением и...? Как правило, больше-то ничего и нет.

К счастью для всех нас, читающих, есть классики. Сегодня речь пойдет о Бернарде Шоу и Пелеме Грэнвиле Вудхаузе — общепризнанных английских юмористах, живших примерно в одно и то же время и одинаково долго (перевалив за 90-летний рубеж). И, как мне кажется, не слишком-то читаемых и, пожалуй, даже не слишком и почитаемых в нашей стране...

Шесть томов пьес Шоу, которые я регулярно беру в областной библиотеке, кажется, ничуть не изменились за последние десять лет. Интересно, хоть кто-то, кроме меня, берет их почитать? Что касается Вудхауза, то в библиотеке его вообще нет. И это тоже так понятно. В СССР он был под запретом, а выпускаемые сейчас его книги стоят запредельно дорого.

И все же есть у издателей какая-то чуткость. В этом году в «Библиотеке классики» переиздан (а многие статьи изданы впервые) Бернард Шоу. Что называется, томик на века. Может быть, дождемся, начнут переиздавать массовыми тиражами Вудхауза. Есть надежда, что к ним добавятся и те его уже изданные романы, которые промелькнули на книжном новосибирском горизонте просто со сверхсветовой скоростью. Купить их многие не успели. В том числе и я. Порой оплакивая их отсутствие в своей домашней библиотеке почти совсем настоящими слезами. Может быть, прочитав произведения этих авторов, вы меня даже поймете.