USD 61.7749 EUR 64.9868
Золотой гонг 2022

Сердце и глаза лечим по-новому

Светлана ФРОЛОВА
По итогам 2021 года из общего объема (22 723 — Прим. ред.) в 21 320 случаях (94,10 %) помощь оказана в клиниках региона и в 1466 случаях (6,45 %) — в медицинских организациях за пределами Новосибирской области, например в Томске или Санкт-Петербурге. Фото: архив ИД «Советская Сибирь»
По итогам 2021 года из общего объема (22 723 — Прим. ред.) в 21 320 случаях (94,10 %) помощь оказана в клиниках региона и в 1466 случаях (6,45 %) — в медицинских организациях за пределами Новосибирской области, например в Томске или Санкт-Петербурге. Фото: архив ИД «Советская Сибирь»

Год от года количество пациентов, которые смогли воспользоваться высокотехнологичными медуслугами, не снижается — процессу не мешает ни пандемия, ни западные санкции, система работает стабильно

За прошлый год высокотехнологичную медицинскую помощь в новосибирских клиниках оказали 22 723 раза. Чаще всего землякам требуются услуги сердечно-сосудистых хирургов и офтальмологов.

Заместитель министра здравоохранения Новосибирской области Лада Шалыгина рассказала, что такую помощь в регионе оказывают девять региональных государственных клиник и восемь федеральных медицинских организаций. В этом году статистика такова: за пять месяцев — 9968 высокотехнологичных медуслуг.

В основном справляемся в пределах области

— Высокотехнологичная медицинская помощь — это вид специализированной помощи, когда мы работаем с новыми технологиями, инновационными продуктами. То есть высокотехнологичная помощь и дорогостоящее лечение — это немного несопоставимые вещи. Да, действительно, она дорогая, потому что уникальная. Но это именно новые медицинские технологии, — подчеркнула Лада Шалыгина. — Конечно, чтобы такую помощь оказывать, необходимо иметь лицензию на тот или иной вид услуг. Но, несмотря на то, что мы два года жили в ковиде, объемы такой помощи в регионе не уменьшились — жители Новосибирской области по медицинским показаниям получают необходимую высокотехнологичную помощь. Координацию работы в данном направлении осуществляет министерство здравоохранения. Нам удалось добиться высоких результатов и помочь пациентам, которым это необходимо. Каждый год более 20 тысяч человек получают требуемое лечение, — отметила замминистра.

Что делать, если нужна такая помощь?

— В первую очередь пациент должен обратиться в поликлинику по месту жительства. То есть на уровне амбулаторно-поликлинического звена определяются показания к наличию того или иного вида помощи, врачебная комиссия в медорганизации принимает окончательное решение, если у пациента есть потребность получить высокотехнологичную помощь. Далее готовится пакет документов в поликлинике и человек становится в лист ожидания. Этот лист открытый, размещен в Интернете — каждый человек видит свой номер, свою фамилию и может посмотреть, как движется очередь по его профилю. Потому что каждое заболевание имеет свой определенный код и по нему у нас выстраиваются листы ожидания. Где-то очень быстро помощь оказывается, где-то — чуть дольше. Но должна сказать, что 96—97 процентов высокотехнологичной помощи — это плановая помощь, — рассказала Лада Шалыгина.

С импортными поставками проблем нет

Заместитель министра напомнила, что медицинские изделия — это несанкционированный рынок.

— На такие изделия санкции не накладываются, — уточнила она. — Поэтому мы сегодня можем закупать все необходимое. Да, у нас много медицинского оборудования импортного производства, и у нас еще не было проблем с ним. С другой стороны, сейчас главная задача в Российской Федерации — начать вырабатывать свое оборудование. То есть искать аналоги того, которое уже используется. Просто раньше у нас не было потребности их искать. Ситуация, которая сложилась сейчас в мире, заставила нас по-другому посмотреть на это, и, думаю, теперь мы гораздо быстрее выйдем на импортозамещение. Сегодня, если на рынок выходит более дешевый товар — не важно, импортный он или не импортный, — который соответствует нашим требованиям, мы выбираем его.

И снова о кадрах

Замминистра признала, что в нашем регионе, как и в других, в отрасли все еще не побежден кадровый дефицит.

— Мы это понимаем, не скрываем, и государство это понимает тоже, — сказала Лада Шалыгина. — Поэтому сейчас и ряд решений принимается на уровне государства по закреплению специалистов. В общем, этот дефицит у нас есть, но мы стараемся его компенсировать. Сейчас не хватает участковых терапевтов на селе. Поверьте, это самая сложная работа, затратная по времени, но она ведется, вопрос решается.

028-07-02.jpg