USD 66.4029 EUR 69.4353

Страшная месть

Светлана ФРОЛОВА
Художник-постановщик спектакля «Я — Эдмон Дантес» Елена Вершинина создает на сцене мир высшего света, в котором практически нет места даже одному симпатичному герою или светлому пятну, кроме Гайде — дочери восточного визиря, наложницы графа. Лейтмотив действия — карнавал, все маски  персонажей которого выглядят одинаково отталкивающе. Фото:  Дарья Жбанова
Художник-постановщик спектакля «Я — Эдмон Дантес» Елена Вершинина создает на сцене мир высшего света, в котором практически нет места даже одному симпатичному герою или светлому пятну, кроме Гайде — дочери восточного визиря, наложницы графа. Лейтмотив действия — карнавал, все маски  персонажей которого выглядят одинаково отталкивающе. Фото: Дарья Жбанова

Новосибирские театры с оптимизмом смотрят в наше будущее

На минувшей неделе на новосибирские сцены, как из хлопушки, посыпались премьеры. Казалось бы, праздник на носу, но, судя по декабрьским постановкам, в воздухе витает вовсе не волшебство, а запах пороха.

Накануне Нового года режиссеры поделились со зрителем своими соображениями о кризисе современной семьи, чудовищном положении женщины в браке, а также лицемерном «высшем обществе», которое того и гляди посадит тебя за решетку «ни за что».

Всего вам плохого

Вообще, сейчас редко можно попасть на спектакль, в котором бы никто не умирал (чаще всего в страшных муках), не страдал от абьюза, чтобы в сюжете был предусмотрен какой-нибудь луч в темном царстве или свет в конце туннеля. Под девизом «Все тлен и пропало» сейчас создается, похоже, большинство постановок. И с одной стороны, режиссеров тоже можно понять: тяжело жить в современные ковидные времена и в упор не ощущать, например, дыхания смерти. Но с другой — кажется, еще чуть-чуть, и еле живой зритель начнет завидовать мертвым. Иногда создается ощущение, что современные режиссеры вместе с драматургами зрителю за что-то мстят.

Сегодняшние кино- и театральные постановки буквально приучают нас к мысли, что жизнь настолько ужасна, а положение человека в ней настолько безнадежно, что выход и счастье может быть только в одном — пойти и застрелиться. Но если Антон Чехов назвал свою «Чайку» комедией, отправляя современного художника стреляться (потому что ни на что другое он, похоже, не годен), современные драматурги предлагают просто всплакнуть над судьбой мещанина, так как выхода из замкнутого круга человеческих несчастий у того нынче нет. Кстати, похожая история на сценах уже наблюдалась на рубеже девятнадцатого и двадцатого веков — и закончилось все, как мы помним, революцией.

Например, в новосибирском театре «Старый дом» накануне семейного праздника, Нового года, режиссер Джемма Аветисян представляет спектакль «Наизнанку» (18+) по одноименной пьесе Карины Бесолти, написанной в рамках первого сезона фабрики нарративного театра «Дисциплина». Судя по аннотации, действие драмы происходит «в небольшом городке на Северном Кавказе»: «Девушка возвращается на родину, чтобы в одиночку расследовать самоубийство сестры — казалось бы, благополучной, счастливой, замужней. В центре внимания оказываются стандарты патриархального общества, транслирующие из поколения в поколение не только высокие моральные требования, но и бытовое насилие».

Тем временем в театре «Красный факел» выходит «Дикая утка» (16+) Тимофея Кулябина по одноименной, но почти полностью переписанной пьесе Генрика Ибсена. Если вкратце, она о том, как якобы счастливая семья разваливается из-за внезапно вскрывшихся тайн прошлого (подробнее мы писали в № 50). А и без того нездоровая дочь главы семейства, опять же, в финале разряжает в себя пистолет.

Много смерти и немного любви

Правда, иногда «кровавую Мэри» зрителю можно предложить и в другом антураже. «Я — Эдмон Дантес», мюзикл (12+) по мотивам романа Александра Дюма «Граф Монте-Кристо», поражает своей помпезностью, дороговизной декораций, шикарными нарядами героев и… дырами в сюжете. Похоже, автор либретто Николай Денисов серьезно сосредоточился на почти маниакальной тяге «графа» к убийствам. Однако зачем-то почти полностью вымарал из сценария их причины. То, что оппоненты Дантеса погибли из-за собственной жадности, карьеризма и желания красиво жить, — этот мотив утерян. А главный герой превратился в обычного политического преступника-садиста. Который, как водится, отсидел «ни за что» четырнадцать лет по ложному доносу и теперь собрался вырезать большую часть знакомых взрослых и даже детей. Просто потому, что теперь богат и может это сделать.

051-27-02.jpg

Неудачное свидание, отделение полиции, общага, первая любовь — любые обстоятельства могут стать фоном сценической истории, в которой каждый узнает себя. Режиссер-постановщик — Анатолий Кубанов. Фото: предоставлено Новосибирским драматическим театром

На фоне премьер предпоследней предновогодней недели комедия Новосибирского драматического театра «Больше чем спектакль» выглядит действительно больше, чем все вышеперечисленное. Хотя бы потому, что в ней никого не убивают, а просто рассказывают истории из жизни людей — о любви, об отношениях с собственными детьми, о том, как актеры приходят в профессию. И вообще о том, что актеры — это тоже люди, а люди — тоже актеры. И хотя декораций на сцене немного, поют актеры вовсе не как в оперетте и идет спектакль чуть больше часа, ощущение от него — как от хорошего разговора, конструктивное и жизнеутверждающее. Может быть, этого нам сейчас всем и недостает — причины, чтобы наконец захотеть жить?