USD 73.7532 EUR 89.6691

«Слишком рано родился»

Инна ВОЛОШИНА
Фото Алексея ТАНЮШИНА
Фото Алексея ТАНЮШИНА

Валерий КОЛЕНЧЕНКО, 73 года, пенсионер, автор рассказов для детей, постоянный читатель «Советской Сибири»

Свою жизнь, а мне 73 года, я считаю трудной, но интересной. До 28 лет судьба не баловала меня радостями, а постоянно очень жестоко испытывала. Мне неоднократно удавалось выживать в опасных ситуациях, как будто какая-то невидимая сила оберегала меня и спасала. Но самое главное — невзирая ни на что, мне удалось сохранить совесть и не испытать ни тюрьмы, ни сумы. После 28 лет судьба возблагодарила меня и счастьем, и любовью, и благополучной семьей, сыном и дочерью, а потом и шестью внуками.

Когда мне было 22 года, уважаемые мной люди уговорили меня вступить в коммунистическую партию, объяснив, что там нужны люди с совестью. Будучи коммунистом, я стремился выполнять устав партии и добросовестно делал общественную работу. Я был дружинником, комсоргом, председателем рабочего контроля, председателем товарищеского суда, рабочим корреспондентом заводской газеты, парторгом отдела. Некоторые были недовольны. Бывало, мстили. А пожилые говорили: «Ты рано родился. Зачем трогать начальников? У них власть! Зачем лезть на рожон? Живи тихо, мирно, как все, иначе до пенсии не доживешь и внуков своих не увидишь».

Про меня даже в одной газете написали, будто бунтарский характер я унаследовал от своего деда — каторжника, который меня воспитывал в детстве. Но это неправда. Мой дедушка Михаил Прокопович Терехов приехал в Сибирь из села Убоино Полоцкой волости Витебской губернии. Он благополучно отслужил семь лет в царской армии, и не где-нибудь, а в Санкт-Петербурге, в элитном лейб-гвардии Семеновском полку, охранявшем царский дворец.

Я воспитывался в большой семье деда и бабушки в деревне Покровка Чулымского района. Родители мои, Сазон Семенович и Елена Михайловна, разошлись, когда я еще не родился. Мать рассказывала мне, что, когда мне было полтора года, меня хотели взять на воспитание молодые бездетные супруги. И мать отдала бы, но дедушка Михаил не разрешил. Вот так счастье и прошло мимо меня. Отец женился на вдове и уехал в Ордынский район. Мать тоже через год уехала и сошлась с бывшим ухажером в Каргатском районе. Так что впервые я увидел своих родителей в пять лет. Меня возили к матери, но я ей не был нужен. Отец сам приезжал ко мне, и я его принял как родного. Вот так и вышло, что мамой я звал бабушку, да и она считала меня своим одиннадцатым ребенком. Бабушка имела звание «мать-героиня». Дедушка Михаил любил меня, пожалуй, больше, чем собственных детей, и заботился обо мне постоянно.

Тогда жизнь в деревне была очень трудной, колхозники были бесправны и жили бедно. Но я не ощущал бедности, пока жив был дедушка. Летом 1954 года он тихо умер во сне в возрасте 70 лет, и это он еще долго прожил, так как после жестокой коллективизации заболел эпилепсией. Помню, бабушка тогда заплакала, повезла меня в Каргат и там, на станции, как чемодан, передала толстой тетке, которая была моей матерью. В новой семье я ощутил себя лишним ртом, как тот гадкий утенок из сказки. Жизнь была такой, что и врагу не пожелаю, ад настоящий.

Однажды отчима хотели посадить за то, что ночью он убивал меня. Но меня спасла сестра отчима — унесла к себе в избу. Я был без сознания. Мать сказала мне: «Если ты сознаешься, Ивана посадят, а я больная, не работаю и всех троих не прокормлю. Я повешусь тогда». И на следствии я ничего не сказал, пожалел мать и ее детей. Мы жили в Каргате, и я завидовал ребятам из местного детского дома. Их там хорошо одевали, сытно кормили, старшие девочки ухаживали за младшими детьми. В той страшной жизни огромную помощь мне оказала моя учительница Нина Ивановна Макарова. Благодаря ей я сохранил совесть и не пошел по кривой дорожке.

В 1964 году, окончив девять классов и получив паспорт, я вышел на свободу, уехал в Новосибирск и поступил в речное училище. В 1965 году был принят в вечерний речной техникум и стал одновременно учиться в двух учебных заведениях. В январе 1966 года меня вызвали в военкомат. Я поехал, но попал в аварию и оказался в больнице с травмой позвоночника. Там мне сделали операцию, но неудачно — меня парализовало. Правда, врачи сделали все, чтобы поставить меня на ноги. В феврале того же года меня выписали, а в марте я с отличием окончил училище, но из-за травмы работать не смог, да и к службе в армии стал не годен. Родне я был не нужен.

Помог мне директор училища Валентин Гаврилович Абрамчик. Он оставил меня при училище, пока я индивидуально переучивался на слесаря по ремонту холодильного оборудования. Переучился я быстро, и в 16 лет стал работать на новосибирской базе речного флота — ремонтировал холодильники на судах. В 1970 году меня наградили медалью «За доблестный труд», а осенью направили на Алтай в техникум, я его успешно окончил и стал работать механиком по рефрижераторным установкам на речном теплоходе.

7 марта 1974 года я женился на девушке своей мечты — Людмиле. Она работала в сельской школе учительницей математики. Я знал ее еще со школы. Людмила стала мне верной женой и второй моей совестью. С ней мы благополучно живем вот уже 47 лет.

Чтобы получить хорошую квартиру, я уволился с речного флота и в 1976 году поступил на завод «Сибтекстильмаш» мастером. В 1979 году зимой произошло радостное событие: директор завода вырешил мне квартиру в новом доме, куда мы и переехали из аварийного барака.

Беда пришла откуда не ждали. Меня уговорили внештатно писать для газеты «Труд». В 1986 году мне поручили написать большую статью о перестройке на нашем заводе. Я долго работал над ней, целый месяц собирал факты. Хотел, чтобы заводу помогли заменить изношенное оборудование, писал о нарушениях и злоупотреблениях. Собкор «Труда» увез статью в Москву и больше в Новосибирск не вернулся. Он позвонил мне, сказал, что кое-что переделал. В феврале 1987 года статья вышла. Но это был не мой материал. Статья была разгромной, критиковала замминистра и других высоких начальников. Так я попал во «враги народа», меня выгнали с завода, дело дошло до суда. Куда я только не обращался, никто не хотел мне помочь. И тогда я обратился за помощью к Господу Богу. И знаете, помощь пришла немедленно. Мне заменили судью и адвоката, на работе меня восстановили и выплатили положенные деньги.

Сейчас я на пенсии, с женой живем благополучно, пишу рассказы для детей, две книги уже напечатали. Выходит, есть Бог и правды можно добиться…

Комментарии