USD 76.4556 EUR 90.3552

Не вреден Север для меня

Текст и Фото Данила ЧЕРКАЛИНА
Реку Тивтейяха окрестили Моржовкой не просто так. Задолго до строительства метеостанции этот берег облюбовали атлантические моржи. Они с давних пор приплывали сюда устраивать лежбище. Но люди начали на них охотиться, в воду попадала «радуга» из мазута и солярки, вблизи постоянно шумела техника. Животные ушли. Станцию забросили, и через 40 лет моржи вернулись. Встретил их родной берег невесело: был весь завален металлоломом.  Фото Данила ЧЕРКАЛИНА
Реку Тивтейяха окрестили Моржовкой не просто так. Задолго до строительства метеостанции этот берег облюбовали атлантические моржи. Они с давних пор приплывали сюда устраивать лежбище. Но люди начали на них охотиться, в воду попадала «радуга» из мазута и солярки, вблизи постоянно шумела техника. Животные ушли. Станцию забросили, и через 40 лет моржи вернулись. Встретил их родной берег невесело: был весь завален металлоломом. Фото Данила ЧЕРКАЛИНА

Вам приходило в голову, что можно бросить все свои дела и помчаться не на юг, а к холодным морям и не за туристическими приключениями, а чтобы сделать совершенно бескорыстно доброе дело? Жить в ржавых вагончиках, шлепать с рюкзаком по ледяной воде, таскать металлолом? Благодаря национальному проекту «Экология» волонтеры со всей России едут на Cевер, чтобы спасти его. Цель нацпроекта, как вы знаете, к 2024 году ликвидировать все несанкционированные свалки в городах и самые опасные объекты накопленного экологического вреда. На обжитых территориях этим занимаются местные власти и бизнес, на побережье Северного Ледовитого океана — волонтеры. Среди них наш земляк Данил Черкалин, молодой журналист из Краснозерки.

Триста гектаров северного побережья нашей Родины очистили волонтеры за несколько летних дней. Доброволец из Новосибирской области рассказал, как он попал в большой экологический проект и зачем все это нужно.

Арктические «клининговые» операции проводит Межрегиональная общественная экосоциологическая организация «Зеленая Арктика». Ее самые известные проекты — уборки острова Белый и острова Вилькицкого. В этом году волонтеры включились в национальный проект «Экология».

Фото Данила ЧЕРКАЛИНА

Чтобы попасть в экоэкспедицию, требовалось пройти отбор в образовательную программу комплексной подготовки «Зеленой Арктики». Здесь учитывались опыт волонтерства, наличие профильного образования и успешное прохождение психологического тестирования. Заявки подали 267 человек. По результатам анкетирования организаторы отобрали 141 участника — 73 парня и 68 девушек.

Целый месяц после работы мы слушали вебинары и проходили тесты. Спикерами на курсе выступали ученый-эколог, городской экоактивист, знаток современных экотрендов и медиаплощадок, политолог, реабилитолог, спасатель и полярник. В конце образовательной программы предстояло пройти персональное стресс-интервью. На ключевые проекты отбор прошли лишь 23 человека. Попав в заветный список, можно было приступать к прохождению «северной» медкомиссии за свой счет.

Несмотря на эти сложности, желающих принять участие в экологических экспедициях, организуемых Российским центром освоения Арктики, много. Они приезжают как со всех уголков нашей необъятной Родины, так и из-за границы. Пандемия ограничила географию участников, и тем не менее в группе волонтеров собрались представители Москвы, Санкт-Петербурга, Липецка, Казани, Симферополя, Сочи, Самары и многих других городов.

Фото Данила ЧЕРКАЛИНА

Прибыв в Салехард, единственный город в мире, расположенный на полярном круге, я был рад увидеть знакомые лица. Многие приезжают сюда ежегодно несколько лет подряд. Одни жертвуют отпуском, другие вовсе увольняются с работы. Вы спросите: «Зачем?» Отвечу: таскать металлолом, собирать битое стекло, демонтировать деревянные постройки, катать ржавые 200-литровые бочки. Все это для того, чтобы очистить арктические рубежи от оставшегося еще с перестроечных времен мусора, посмотреть мир и получить уйму впечатлений. Каждый здесь ищет и находит что-то свое.

После утомительной трехдневной самоизоляции и повторного тестирования на COVID настало время долгожданного похода к заброшенной метеостанции на плато горного массива Рай-Из.

«Горы зовут тех, чья душа им по росту»

Эти слова Владимира Беллиловского, ветерана горнолыжного спорта и туризма, — первое, что приходит в голову, когда видишь великолепие древних гор Полярного Урала. Тут не сыщешь громадных гранитных монолитов, не поднимешься выше 1 500 метров над уровнем моря. Но они способны поразить. Всюду россыпью — угловатые серо-желтоватые камни, неприступно-крутые склоны, заросшие цветущим иван-чаем. Большие овраги уступают натиску подбирающейся лиственницы. А там, высоко-высоко, серебристая бахрома снегов. Внизу мчится река Собь, родившаяся из десятка безымянных родников. С шумом вырывается она из горного массива и тянется петляющей нитью в сторону, прочь от бескрайнего моря.

Фото Данила ЧЕРКАЛИНА

Созерцая эти красоты природы, шли волонтеры Арктики. Восемнадцати из нас вновь предстояло отправиться на остров Вилькицкого, а еще пятерым (и мне в их числе) — за Харасавэйское газовое месторождение, в устье реки Тивтейяха, прозванной местными жителями Моржовкой.

Подъем по пологому маршруту занял целый день. Преодолев в начале пути болото, на кочках которого зрела морошка, наша группа с промокшими ногами и 13-килограммовыми рюкзаками начала продираться сквозь заросли можжевельника и лиственницы. Сразу за ними были новые препятствия: переход реки вброд, норовящие выскользнуть из-под ног камни, чистейшие ледяные ручьи и небольшие снежники. Прибывших первыми на метеостанцию ждал сюрприз: нужно было спуститься вниз к последнему ручью за питьевой водой.

На следующий день наша команда убрала мусор рядом с туристическим приютом, сплотилась и была готова справиться со всеми предстоящими трудностями.

Лесная поляна, 1

Перелет нашего небольшого отряда за Харасавэй занял около четырех часов. К нашему прибытию подрядчик приготовил целый «пятизвездочный отель» на берегу Карского моря — балок с ироничным для тундры адресом: Лесная поляна, 1. Он и стал нашим домом на ближайшие дни.

Фото Данила ЧЕРКАЛИНА

Отсюда было легко любоваться морем. В ясные дни оно играло серебристыми лучами и зазывало погреться на пляже. Когда же ветер внезапно усиливался, море сердилось, становилось мрачным, свинцово-серым и бросало на песок пенящиеся гребни волн.

С другой стороны арктического пейзажа виднелась иная картина. Все вокруг очередной заброшенной метеостанции было завалено мусором. Тут громоздились бочки, трубы, стояли заброшенные постройки, ржавая техника, мешки с застывшим почти сорок лет назад цементом. Все это предстояло убрать.

Быт обустроили быстро. В жилых балках нас ждали обогреватели, матрасы и даже постельное белье! Сказочная роскошь для таких мест. А вот с кухней все обстояло сложнее. Единственный повар улетел на Вилькицкого, поэтому приготовление еды зависело только от нас.

Культурный слой прошлых поколений

Есть такая замечательная профессия — археолог. Среди прочего он ищет следы древних цивилизаций. Культурный слой прошлого поколения предстояло поднять и нам. Вот только находки разочаровывали. Битые бутылки из-под алкоголя, консервные банки, рваная одежда... И все это было выброшено в овраг. Вот так жили люди на метеостанции в перестроечное время. На уборку этой свалки наш отряд потратил целый день. Собрав одного лишь стекла пятнадцать двухсотлитровых бочек!

Когда работал здесь, подумал: «А какой культурный слой оставит наше поколение?» К сожалению, аналогичный. И так будет до тех пор, пока мы не научимся сортировать мусор, пока рынок не перестроится под потребителя.

Фото Данила ЧЕРКАЛИНА

Все остальные дни мы потратили на очистку берега, демонтаж сооружений, сбор металлолома. Некоторые железяки приходилось выкапывать из слоя глины штыковыми лопатами, тяжелые двигатели носить впятером, а с неподъемными жилыми балками помогал справиться экскаватор.

Полностью поручить уборку тундры технике нельзя. Единожды проехав по болотистой почве, она оставляет глубокую колею, которая полностью восстановится лишь через 20–30 лет. И это не говоря о том, что мелкий мусор техника не соберет. Выход один — ручной труд. Весь собранный мусор подрядчик вывезет в сентябре. На этом уборка будет полностью завершена.

С бивнями и плавает

Работа шла своим чередом. Куча металлолома увеличивалась ежедневно. Шестой «волонтер» — немецкая овчарка Буч гонял леммингов, зайцев и птиц. Мы же с помощью дрона и фальшфейеров отпугивали настоящих хозяев Арктики — белых медведей. Удалось даже увидеть самку с детенышем! Медведи приходили к нам в поисках съестного и из простого любопытства. Мы же близко знакомиться не хотели. Подпускать к себе 700-килограммовых хищников очень опасно для здоровья.

Фото Данила ЧЕРКАЛИНА

Моржи появились неожиданно. Утром наш отряд случайно наткнулся на первых ластоногих. Одни плавали у берега, изредка выглядывая из морской пучины и шумно наполняя воздухом легкие, а другие улеглись рядом с сородичами на песок и мирно спали. Даже голодные белые медведи обходили этих детей Нептуна стороной. В сражении со стаей моржей, вооруженных длинными бивнями, легко потерпеть сокрушительное поражение. Через некоторое время морские создания покинули пляж. Возможно, моржам не понравился шум. Но даже если они не вернутся в этом году, то обязательно приплывут в следующем. Их будет ждать чистый берег.

Комментарии