USD 70.3847 EUR 76.7344
 

«Мы не фашисты!»

Юлия МАШТАЛЛЕР. Подготовила Инна ВОЛОШИНА
Фото с сайта russianphoto.ru
Фото с сайта russianphoto.ru

Хочу рассказать о судьбе своих бабушек-немок, которые дни и ночи трудились, чтобы смыть с себя страшное прозвище «фашистки». Да, нелегко сложилась их жизнь. Не успев познать счастья, они уже с ранних лет познали горе. Но они сражались, бились за право жить счастливо.

Мои бабушки Эрна Карловна и Эльза Карловна — из поволжских немцев, репрессированных в августе 1941 года. Ничто не предвещало беды: перед войной построили всей семьей большой, красивый дом, в который вселились осенью 1940 года. Все оборвалось в одночасье — началась война. Немецкие войска рвались к Волге. Вышел указ правительства о высылке немцев Поволжья от 28 августа 1941 года. Семье разрешили взять только самое необходимое и ценное, а также до­кументы.

Семью моих бабушек (Губер) направили в деревню Чаны-Сакан. Жалости у коренного населения переселенцы не вызывали, а если и вызывали, то у немногих. Сначала родственники жили на квартире, затем им выделили дом. Но по-прежнему их называли «фашистами». Мария Яковлевна, жена моего прадедушки, умерла через два месяца после приезда в Сибирь. В декабре 1941 года забрали Карла Филипповича, главу семейства. На руках беспомощной старой женщины Марии Петровны (ей было 79 лет) остались пятеро детей. Младшей, Марии, в то время было полтора года.

Голод и холод уносили жизни людей. Дети меняли на картошку чудом привезенные вещи — платья, рубашки, сорочки. Кто-то из местных жалел ребят и отдавал бесплатно лишние картофелины, а были и такие, кто вместо картошки клал кожуру. В апреле 1942 года умерла бабушка, а в январе 1943 года, заболев тифом, скончалась 17-летняя Фрида. На попечении 16-летней Эльзы осталось трое ребят: 12-летняя Эрна, 9-летний Готлиб (Николай, как местные ребята прозвали мальчишку) и трехлетняя Мария. Как они выжили, одному богу известно. К счастью, вернулся отец.

В тот год посадили картошку и другие овощи. Жить стало легче, но ненамного: старшую сестру Эльзу забрали в трудовую армию. Отец неделями не бывал дома, из-за работы ездил по всему району. Хозяйкой теперь осталась Эрна. Зимой ходила с санками в лес за хворостом, возила с сеновала солому для коровы. Было трудно. Но они жили, доказывая, что они нормальные люди, а не фашисты. И так всю жизнь. И хотя труд моих бабушек вознагражден по заслугам, у них есть медали, грамоты, звание «Ветеран труда», я хочу, чтобы пережитое ими никогда не повторилось.

Юлия МАШТАЛЛЕР, воспитанница объединения «Журналистика» Центра детского творчества Татарского района

От редакции

Уважаемая Юлия! Спасибо за ваш искренний рассказ. Депортация народов в годы войны — трагическая страница нашей истории. Тогда гонениям подверглись не только немцы Поволжья, но и крымские татары, чеченцы, ингуши и многие другие народы. Несмотря на все трудности, которые нам, жителям современной России, даже сложно себе представить, ваши бабушки сумели стать достойными, уважаемыми людьми. И это должно быть примером для всех нас.