USD 63.1697 EUR 70.3395

Тепло родного очага

Инна ВОЛОШИНА
Сегодня в детских домах и интернатах Новосибирской области проживает 580 детей. Фото Алексея ТАНЮШИНА
Сегодня в детских домах и интернатах Новосибирской области проживает 580 детей. Фото Алексея ТАНЮШИНА

За пять лет в регионе почти вдвое сократилось количество детских домов

В 14 детских домах Новосибирской области сегодня проживают 580 детей, в основном подростки. Остальные сироты, в том числе и социальные, которых, кстати, большинство, живут в замещающих семьях. Этого удалось добиться благодаря последовательной политике, которую проводит правительство региона.

Лариса — многодетная мама, у нее семеро детей. Когда двое родных сыновей выросли, Лариса с мужем решили взять приемного ребенка — маленькую девочку. Они всегда мечтали о дочке. Оказалось, что у девочки есть сестренка. Конечно, взяли обеих. Когда дочки подросли, в семье появилось еще трое ребятишек — две девочки и мальчик. Но на такое решаются далеко не все, поэтому у братьев и сестер шанс обрести семью, увы, ниже.

Устроить всех

— Сегодня в Новосибирской области 14 детских домов, а в 2013 году их было 27, — рассказала заместитель министра труда и социального развития Новосибирской области Ольга Потапова. — Причем я хочу подчеркнуть, что мы не закрывали детдома специально, их число сократилось естественным путем — они просто опустели, когда детей разобрали по семьям. В том же 2013 году в детских домах проживало более 2 тысяч детей, сейчас 580. Причем большая часть это подростки старше 12 лет, которых устроить в замещающую семью практически невозможно. Не потому, что их не хотят взять, а потому, что им очень сложно адаптироваться. 92,5 процента детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, сегодня проживают в замещающих семьях.

Ольга Потапова напомнила, что в нашем регионе сегодня действуют три формы устройства детей в семьи: усыновление, опека и приемная семья. Специалисты считают усыновление лучшим вариантом. Ребенок приобретает все права родного, ему меняют фамилию, отчество, а иногда даже и имя. Многие такие дети даже не подозревают, что мама и папа им неродные. А самое главное, кровные родители навсегда утрачивают свои права и не могут забрать сына или дочь из новой семьи.

Еще одна форма устройства детей — опека (если ребенку меньше 14 лет) или попечительство (от 14 до 18). Под опеку детей обычно берут родственники — бабушки, дедушки, дяди, тети и так далее. Опекуны получают от государства деньги на содержание ребенка.

И наконец, приемная семья. По сути, это та же опека, только на возмездных условиях. Приемные родители получают не только деньги на детей, но и зарплату — около 12 тысяч рублей. Если приемных детей несколько и среди них есть инвалиды, предусмотрены надбавки. На содержание детей до шести лет государство выделяет 9 300 рублей в месяц, на ребят постарше — 11 тысяч. Не бог весть какие деньги. Любой человек, имеющий детей, знает, что на самом деле затраты гораздо больше. Но и эти средства служат существенным подспорьем. Например, Лариса признается, что без помощи государства они с мужем просто не потянули бы приемных детей.

Трудности перехода

— Наш главный принцип — подбирать не ребенка для семьи, а семью для ребенка, — подчеркнула Ольга Потапова. — Есть и другой важный момент. Дело в том, что в семью попадают дети с определенным социальным багажом, как правило негативным. Некоторые из них стали жертвами насилия, и все без исключения имеют психологические травмы. Замещающие родители порой испытывают огромные сложности при воспитании и адаптации этих детей. Поэтому их надо специально обучать. Сегодня в регионе семь организаций, занимающихся такой подготовкой. Мы тоже принимаем в этом самое активное участие. Так, например, мы подписали с некоммерческой городской организацией «День аиста» и благотворительным фондом «Солнечный город» соглашение о сотрудничестве, главные направления которого обучение специалистов и подготовка замещающих родителей.

Действительно, о сложностях адаптации приемные родители знают не понаслышке. Лариса рассказала, что, когда ее приемные дочки впервые пришли в свой новый дом, старшая билась в истерике от ужаса — она впервые в жизни увидела живую собаку. С младшими детьми тоже были проблемы: они не могли есть нормальную еду — мясо, овощи, каши, супы. Дети плевались, их рвало, и это продолжалось три месяца. С младшим сыном, когда он пошел в школу, тоже было трудно: учителя жаловались, что он на уроках играет, вместо того чтобы учиться.

Другая многодетная мама, Яна, взяла сразу четверых ребятишек из одной семьи — трех девочек и мальчика. Старшая дочь в третьем классе не могла складывать в уме двузначные числа, а сын-первоклассник не знал названий цветов. При этом они вполне нормальные, просто с ними никто не занимался. По словам Яны, еще одна особенность детей, поживших какое-то время в детском доме, — непонимание ценности вещей. Иными словами, они совершенно не берегут одежду, игрушки, гаджеты. Они так привыкли: сломается или порвется — ничего страшного, тут же новое дадут. Или спонсоры подарят. И это только малая часть проблем, с которыми приходится сталкиваться приемным родителям.

045-21-02.jpg

Если родные одумаются

Есть и другая сторона вопроса. Бывает, что биологические родители вдруг вспоминают о своей кровиночке, проживающей в приемной семье, и начинают стремиться к общению. А то и вовсе требуют ребенка себе. И они имеют на это право. Как быть в такой ситуации? Этот вопрос все решают по-разному. Яна не препятствует общению детей с биологической мамой и другими кровными родственниками, время от времени они встречаются, отмечают вместе праздники и дни рождения. Но там родная мама достаточно адекватна и не рвется забирать детей себе, тем более что у нее и возможности такой нет. Так бывает не всегда.

— Муж мой сейчас ходит на собрания в опеку как представитель нашей семьи. И насмотрелся там на опекунов, которые в силу родственных связей и убеждений дают возможность биологическим родителям общаться с детьми. На каждом собрании они плачут и говорят, что общение приводит к тому, что детка идет вразнос, — рассказала Лариса. — А приемному родителю приходится снова и снова собирать ребенка «в кучку», чтобы привести поведение в норму. Ухудшаются поведение, учеба, изменяются отношения в приемной семье. Потому что асоциальная мать автоматически пропагандирует свой образ жизни, даже если этого не хочет. Но в основном она как раз хочет продемонстрировать свое главенство и превосходство, ведь это же она рожала этого ребенка. Часто это единственное, в чем она может самоутвердиться. А опекун никто и звать его никак, издевается над бедным дитятком, заставляет мыться и учиться. Мое мнение — надо дать ребенку сформироваться как личности, выработать критичность мышления и утвердиться в том, что хорошо и что плохо. И только потом, после 18 лет, уже дать возможность решать, общаться или нет с биологической мамой.

Ольга Потапова убеждена: лучший способ избежать подобных проблем — сделать так, чтобы ребенок вообще не попадал в детский дом, а потом в приемную семью. И тут очень важно как можно раньше выявить семьи, которые находятся в группе риска. Есть специальные методики: если ребенок часто без причины плачет, зевает на уроке, ходит в царапинах, это уже повод задуматься. Возможно, семья находится в социально опасном положении, и ей требуется помощь. А если вовремя помочь, ребенок останется в родной семье.

— Мы опробовали методики раннего выявления в трех районах Новосибирской области, и, как показала практика, это хороший способ профилактики социального сиротства. Так что теперь мы будем транслировать полученный опыт на весь регион, — подвела итог Ольга Потапова.

КОММЕНТАРИЙ
Игорь ГРИШУНИН, председатель комитета по социальной политике, здравоохранению, охране труда и занятости населения Законодательного собрания Новосибирской области:
— При устройстве детей-сирот в семьи огромную роль играет ситуация в обществе — насколько мы готовы к этому. Я сужу по другим регионам. Я служил на Северном Кавказе и в Средней Азии и хочу отметить, что там есть регионы, где вообще нет детских домов. Сироты все живут в семьях у родственников. Я бы очень хотел, чтобы и у нас было так же. И все меры поддержки, которые сегодня оказывают замещающим семьям, как раз на это и направлены. Конечно, предпочтительнее, когда детей забирают не незнакомцы, а люди близкие. Я имею в виду опеку.
Вообще, это довольно сложная тема. Думаю, все мы знаем, зачем иногда детей забирают. В детских домах созданы условия для их обучения и всестороннего развития, а когда они уезжают в глухие деревушки, они всего этого лишаются. К сожалению, и такое бывает. Есть и другой момент. Ребенок живет в приемной семье несколько лет, искренне любит маму и папу, и тут объявляются кровные родители, которые хотят забрать его к себе. Для ребенка это огромная травма. Так что из всех форм устройства детей в семьи я целиком и полностью за усынов­ление.

Комментарии