USD 63.1697 EUR 70.3395

Охота на королеву болот

Записала Светлана ФРОЛОВА

Как в девяностые годы сибиряки ездили за клюквой

Рассказывает Сергей Петрович, 67 лет, пенсионер, Новосибирск.

Дело было в девяностых годах. Мы тогда по осени всегда ездили за клюквой. Это хорошая подмога семейному бюджету: годы были голодные, а полведра клюквы на базаре стоило 7 рублей 50 копеек. Помню, брал ведро с клюквой, выезжал на Октябрьский рынок и продавал довольно-таки быстро. В это время жена приторговывала у подъезда. А мешков шесть — восемь оптом сдавали в ресторан гостиницы «Северная». Всего мы обычно набирали мешков шестнадцать ягоды.

Уезжали на болота обычно на неделю-полторы, иногда больше. В день я собирал в среднем пять-шесть ведер. И мы не просто так по багульнику ходили, а мотались по болоту и искали моховые кочки. Вот представьте себе, по болоту танкетка идет. Бах — появляется кочка, мхом обросшая. И вот она обычно полностью усыпана клюквой. Танкетка — это легкая броневая машина, она по болоту, по трясине ходит хорошо. Моховые кочки находили на более-менее сухих островках — среди сосняка.

В то время уже был изобретен «комбайн» — такая жестяная кружка с зубчиками и ручкой. У кружки есть «дверца», ее приподнимаешь, и ягоды скатываются внутрь. Наклонил — крышка на место становится. Но эти комбайны ведь покупать надо! Мы же собирали просто-напросто консервной банкой. Один край загибаешь под палец, чтобы удобно было держать, а вторую сторону банки немного плющишь. Потом ведро наклоняешь и клюкву в ведро сгребаешь.

Клещей мы не боялись. Клюква созревает в конце августа — сентябре, а в это время этих тварей уже почти и нет. Да мы об этих самых клещах даже и не знали тогда. Раньше энцефалитных клещей было мало.

Ехали только четыре человека — в танкетку больше не помещалось. Набирали литров 400–600 бензина, закупали продукты. Конечно, все это делалось скрытно, потому что лесники гоняли — запрещалось топтать клюквенные места. Поэтому в течение дня мы все подготавливали и в ночь исчезали из деревни. Заезжали на болото, находили кочки, осторожно заходили на них — конечно, пешком. И по багульнику собирали по ягодке.

027-23-02.jpg

Один раз я катался на эти болота в полном одиночестве. Было мне лет 27. На всю жизнь эту поездку запомню: еле живой вышел. Мотоцикл взял, поехал. Собирал вроде по багульнику. За день ведра два — два с половиной набрал. Но в итоге с этих болот кое-как выбрался. Во-первых, потому, что по молодости и дурости не взял с собой ни еды, ни воды. Попить-то можно — надавил на кочку, попил. Но вода-то все равно болотная, грязная. Конечно, если долго находишься на болоте, то выкапываешь ямку, и там вода отстаивается несколько часов. Но вообще никому не рекомендую пить болотную воду. А во-вторых, пару раз чуть не провалился. Но ничего — отпустила трясина.

Один раз, уже ближе к зиме, ездили в другое место — окрестностях Усть-Тои, где Тоя впадает в Баксу. Немного там взяли — мешков по пять-шесть. Нас погода оттуда выгнала — снег пошел, клюкву всю накрыло, не видать ни фига! И холодно уже стало, неуютно. Мы оттуда рванули. И, пока до дома доехали, чуть не околели все.

На болотах у нас был жесткий порядок. Поднимались часов в шесть. Мы с другом брали ружья: знали, что рядом ток — косачи слетаются. Но никогда много не стреляли, всего четыре штуки в день, не больше — нас же четверо. То, что вечером застрелили и не съели, деды разогреют, мы этим завтракаем. А утренних четыре — нам на вечер. Часам к восьми мы уже знаем, где есть клюква, и разбредаемся ее собирать. От танкетки далеко не уходили — опасно. Ну, может, метров на сто. За плечами у меня был прорезиненный вещмешок, еще ведро с собой брал с консервной банкой и небольшую клеенку — метра полтора на полтора, чтобы, когда набрал клюквы, проверить ее, траву и мусор выбросить прямо на месте. Итого пять-шесть ведер набирал за день. Строго в 12:00 — обед. Готовили по очереди. Косачей чаще всего просто отваривали, как курицу. В час вставали из-за стола и опять разбредались каждый по своим кочкам. И никогда не ночевали в этом колке, чтобы косачи нас не боялись. В пять вечера мы заканчивали работу. Как «прощелкало» — все, никакой больше клюквы, все на стан. Собрались, посмотрели, кто что набрал, дров натаскали, еду приготовили, поужинали. В танкетку залезаем, колоду карт достаем. И часов до 10–11 в дурака режемся. А потом отбой. Вот так мы и жили там.

На болотах меня поразило обилие куропаток. Куропатка — глупая птица. Косач-то далеко улетает, а эта нет, перед машиной ходит, просто немного перелетит и опять садится, а дальше «идет пешком». Мы были, конечно, не готовы к такому количеству дичи. Просто опешили: курицы — вот они! Обычно же потихоньку едем на танкетке по болоту, а сами внимательно смотрим. И вот, как будто подводная лодка телескоп выставила, — косач. Сидит в багульнике и головой так крутит.

А на одном озере карася, говорят, было много. Это было на Васюганских болотах, за Пономоревкой. Поплыли, сети поставили. Когда вернулись и ужинать надо бы, тесть говорит: «Сети проверьте!» А у нас уже сил нет. Да и что дергаться — уже сумерки. Решили проверить на следующий день. Дед и говорит: «Завтра вы ничего не получите». А сам улыбается. Впечатление такое, как будто он нас учит. Мол, исполняйте то, что вам говорят. Ну а мы слушать его не стали, спать завалились. Утром раненько встали. Поплыли. Сеть поднимаем, а там — одни скелеты. Рыбы полно, но одни скелеты. Мы — как так? Почему? Сети собрали, на берег выплыли. Старики на берегу стоят, балдеют. Спрашиваем их: в чем проблема? Оказывается, есть такой летучий жук в тайге, он ныряет в воду, присасывается к жабрам или еще куда и съедает всю рыбу к чертовой матери. И вот там столько этих жуков — это кошмар! Мы с Вовкой психанули, снова поставили сети. Вдруг резко погода испортилась, и мы ничего больше оттуда не взяли. Карась ушел на дно, сети остались пустыми.

Помню, в первый раз, когда приехали домой, привезли клюкву и косачей. Теща давай дичь готовить. А нас от косачатины аж плющит, настолько нам эта птица надоела! А кроме всего прочего, когда теща начала их щипать, из них блохи какие-то как начали выпрыгивать!.. Мать сразу быстренько их из дома вынесла на улицу.

Ягодные правила: не всё так просто

Согласно информации, предоставленной министерством природных ресурсов и экологии Новосибирской области, правила сбора ягод в нашем регионе определяет областной закон «О порядке заготовки гражданами пищевых лесных ресурсов и сбора лекарственных растений для собственных нужд в Новосибирской области», принятый Законодательным собранием в 2007 году.

При этом облправительство имеет право ограничивать сроки сбора только двух ягод — брусники и клюквы. За всей остальной ягодой, которая растет на территории Новосибирской области: земляникой, полевой клубникой, черникой, ежевикой, дикой малиной, костяникой, а также облепихой, черемухой, рябиной и калиной, — можно идти когда угодно. Ограничений по месту сбора тоже практически нет, но, согласно Лесному кодексу, пребывание граждан может быть запрещено или ограничено в лесах, которые расположены на землях обороны и безопасности, землях особо охраняемых природных территорий, иных землях, доступ граждан на которые запрещен или ограничен в соответствии с федеральными законами.

Когда собирать

Бруснику и клюкву можно собирать только в период их полного созревания!

В 2018 и 2017 годах, например, бруснику можно было заготавливать с 20 августа, а клюкву — с 10 сентября. Каждый год эти сроки устанавливают в зависимости от того, какое было лето и поспела ли ягода. В этом году минприроды пока отмашку не давал, ждем в августе.

Каковы нормы

«Подзаконные» ягоды можно собирать только вручную, без использования специальных приспособлений — гребней, совков и лопаток. Дело в том, что они повреждают стебли растений, а иногда и вовсе вырывают их с корнем, особенно это касается клюквы. Из-за этого качество последующих урожаев снижается, более того — ягодники могут вовсе погибнуть. Нормы сбора ягод на одного человека в день пока что не установлены, но работа в этом направлении ведется.

Есть ли штрафы

Да, за нарушение правил сбора ягод предусмотрены штрафы в размере от 500 до 1 000 рублей для граждан, от 1 000 до 2 000 рублей для должностных лиц, от 10 000 до 20 000 рублей для юридических лиц. Также могут быть конфискованы орудия совершенного правонарушения и незаконно собранная продукция.

Где поляны

Традиционно щедро одаривают любителей ягод Венгеровский, Кыштовский, Северный и Убинский районы — здесь лучше всего собирать клюкву, а Куйбышевский, Сузунский и Усть-Таркский богаты брусникой.

Черника предпочитает хвойные леса, а полевая клубника растет практически везде, особенно ее много в лесостепи, где березовые колки.

Комментарии