USD 63.1697 EUR 70.3395

Пять суток с боевиками

Светлана ФРОЛОВА
Фото Виталия МИХАЙЛОВА
Фото Виталия МИХАЙЛОВА

История о том, как двое сибирских специалистов по бабочкам и паукам поехали изучать членистоногих в Ирак, а попали в тюрьму

Двое зоологов — Александр Фомичев и Роман Яковлев, получившие премию журнала «Сибирские огни», рассказали «Советской Сибири», как экспедиция в Ирак из обычной исследовательской в один миг превратилась в настоящий кошмар.

Александр Фомичев родился в 1992 году в Новосибирске. Сейчас он аспирант Алтайского государственного университета (Барнаул). Зоологией интересовался с детства. Конкретно пауками занялся еще в школе по совету учителя биологии Сергея Ивановича Мишенина.

— Пауков я изучаю в аспектах таксономии, фаунистики и зоогео­графии, то есть открываю и описываю новые, неизвестные науке виды пауков, выясняю, какие виды как распространены и где живут, состав локальных фаун и тому подобное, — рассказывает Александр. — В географическом плане занимаюсь в основном фауной Центральной Азии. Наше знакомство с Романом Яковлевым состоялось в ходе совместной экспедиции в Монголию. Сейчас он мой научный руководитель, несмотря на то что мы занимаемся совершенно разными группами членистоногих. Роман — лепидоптеролог, то есть изучает бабочек.

Открыли паука и...
В Ирак ученые отправились, потому что, по их словам, членистоногие этой территории совершенно не изучены. Ну и еще потому, что у них появилась такая возможность: знакомый Романа со студенческих лет — сирийский курд перебрался жить в Ирак и пригласил товарища в гости. Сибирские зоологи тут же воспользовались этим приглашением. Добирались самолетом — сначала до Турции, а затем до Эрбиля, столицы Иракского Курдистана.

— Нашей целью был сбор различных членистоногих, не только пауков и бабочек, — рассказывает Александр. — Оказавшись на территории Ирака, мы обнаружили, что там повсюду блокпосты, везде расхаживают вооруженные люди. Это неудивительно, ведь совсем рядом в те дни шли ожесточенные бои за Мосул, который в те дни был главным оплотом ИГИЛ (запрещенная в РФ организация) на территории Ирака. Нам удалось пособирать материал лишь в двух местах в окрестностях города Заху, который находится рядом с тем местом, где встречаются границы Ирака, Сирии и Турции. Но эти сборы оказались очень интересными, ведь впоследствии выяснилось, что один из видов пауков, обнаруженных тогда, неизвестен науке.

Правда, зоологи недолго занимались исследованиями: в городе Дахук, что в 50 километрах от Мосула, их арестовали.

— Произошло это при попытке получить разрешение на посещение двух интересовавших нас точек в горах Загрос, — уточняет Александр. — То есть мы сами пришли в местную полицию, в так называемый Асаиш — службу безопасности Иракского Курдистана. И вот там-то нас и арестовали.

Без объяснений
По словам Александра, им не предъявили никаких официальных обвинений: никто ничего не стал объяснять — просто надели наручники и под конвоем автоматчиков посадили в автозак.

— Нас отвезли обратно в Эрбиль, — продолжает свой рассказ зоолог. — Дорога от Дахука до Эрбиля пролегает мимо Мосула. Из-за этого во время поездки мы опасались, что наша машина может подвергнуться нападению боевиков ИГИЛ. Помимо вооруженного конвоя с нами ехали еще двое заключенных — молодые парни.

По прибытии мужчин сразу же поместили в камеру примерно 17 метров длиной и шесть шириной. Заключенных в ней было около 80 человек.

— Нар в камере не было, все сидели на полу на покрывалах, расстеленных в три ряда, — вспоминает Александр. — Люди были самые разные. Боевики ИГИЛ, тут же их противники — бойцы Пешмерга (добровольческая иррегулярная армия Иракского Курдистана), бандиты, случайные люди — врачи, учителя, на которых, очевидно, кто-то донес. Был даже один сумасшедший заключенный, находившийся в остром психозе. Его, конечно, никто не стал изолировать от остальных. Эти люди оказались в заключении по разным причинам, в том числе за убийства и террористическую деятельность. Но были и явно невиновные. Некоторые заключенные знали английский язык, с ними мы и общались. Любого взаимодействия с террористами старались избегать, держались поближе к бойцам Пешмерга и «нормальным» заключенным. Нам показалось, что к русским там относятся даже с некоторым уважением. В связи с этим важно отметить, что в камере было много граждан Сирии.

Грозила смертная казнь?
В тюрьме ученые провели пять суток. По словам Александра, тяжелее, чем условия содержания — скученность и адская жара, была неизвестность: сибиряки не знали, занимаются их делом или нет и что их ждет впереди.

— Мы не знали, что конкретно нам грозило, но строили самые разные предположения, — говорит Александр. — Понимали, что никто нам не поверил, что мы приехали в Ирак за пауками и бабочками. А значит, скорее всего, нас подозревают в шпионаже в пользу ИГИЛ. Кроме того, мы опасались, что против нас могут сфабриковать улики, например подбросить наркотики. За шпионаж и за контрабанду наркотиков в Ираке полагается смертная казнь.

К счастью, история закончилась благополучно — благодаря консулу РФ в Иракском Курдистане Евгению Аржанцеву. Оказалось, что дипломатическая работа по освобождению россиян началась сразу после их задержания.

— Нас забрали из камеры и куда-то повели — как обычно, ничего не объясняя. Мы не знали, переводят нас в другую тюрьму или вообще ведут до ближайшей стенки. Как оказалось, нас отпускали, — рассказывает зоолог. — Нас встретил консул, который приехал в тюрьму в сопровождении бойца из отряда «Заслон» — подразделения внешней разведки РФ, в задачи которого входит обеспечение охраны первых лиц посольств России в «неспокойных» странах.

На вопрос, не отбило ли это происшествие охоту к путешествиям, Александр Фомичев ответил так:

— Конечно, нет! В ходе любых экспедиций могут возникнуть опасные ситуации. Можно сорваться с горы и разбиться, можно замерзнуть или нарваться на медведя. Но это не повод никуда не ездить и не заниматься выбранной областью научной работы. Хотя, конечно, те страны, где идут боевые действия, посещать не стоит...

Комментарии