USD 63.1697 EUR 70.3395

Независимый «Труд»

Катерина КОШКИНА
Новые горно-обогатительные машины скоро покинут цеха завода «Труд». Фото Виктора БОРОВСКИХ
Новые горно-обогатительные машины скоро покинут цеха завода «Труд». Фото Виктора БОРОВСКИХ

Новосибирский завод наращивает объемы производства и выходит на зарубежные рынки

Ведущее предприятие России по выпуску горно-обогатительного оборудования, которое ведет свою историю с 1904 года, не жалуется на отсутствие заказов. Наоборот, их количество растет. Причины этого председатель совета директоров ОАО «Машзавод Труд» Юнус Ислямов видит в крепком финансовом положении предприятия, отсутствии долгов и независимости от госзаказа.

— Юнус Юсуфович, каким был для предприятия нынешний год? Многого ли удалось добиться?

— Несмотря на все объективные сложности, я все же считаю, что 2018 год выдался для нас удачным. По сравнению с прошлым годом мы значительно, на 90 процентов, увеличили объем инвестиций в развитие производственной площадки на улице Станционной. Например, в самое ближайшее время планируем запустить собственную газовую котельную мощностью 18 мегаватт, и это в то время, когда многие подобные котельные закрывают. Зачем мы это делаем? Ответ прост: чтобы не зависеть от городских теплосетей. Думаю, ни для кого не секрет, в каком они состоянии. И если вдруг произойдет авария, что не редкость, да еще в минус 30–40 градусов, в первую очередь от тепла отключат не жилые дома, а завод. А это чревато для нас огромными потерями.

Председатель совета директоров ОАО «Машзавод Труд» Юнус Ислямов
Котельная и два станка
— Куда еще, кроме котельной, были направлены инвестиции?

— Мы приобрели два мощных производственных комплекса, или, чтобы было понятнее, больших станка — токарный и карусельный. Поскольку мы производим горно-обогатительное оборудование, подобные комплексы нам просто необходимы. Причем мы отдаем себе отчет, что карусельный станок, скорее всего, себя быстро не окупит — не так уж часто приходится его задействовать. Конечно, можно было бы попробовать воспользоваться возможностями других промышленных предприятий, но, во-первых, насколько мне известно, мало где нечто подобное есть, а во-вторых, наш завод должен быть автономным, ни от кого не зависеть.

— Независимость — это ваше кредо?

— Ну, пожалуй, можно сказать и так. Я глубоко убежден: опираться нужно только на собственные силы, а не ждать от кого-то милостей. Наверное, во многом благодаря этому нам удалось выжить в «лихие девяностые». И не просто выжить, но и продолжить развитие. Мы никогда не брали кредитов, не надеялись на получение государственного заказа и государственной поддержки. Надо искать собственные скрытые резервы и использовать имеющиеся возможности, исходя из анализа рынка.

— Понятно, что окончательные итоги подводить пока рано, но все же — каких производственных показателей удалось достичь?

— Вот передо мной лежит справка с цифрами, я специально заказал ее для нашей беседы. По сравнению с прошлым годом нам удалось на 37 процентов увеличить объем выпускаемой продукции. При этом реализация увеличилась на 27 процентов. По объему инвестиций, как я уже говорил, мы приросли на 90 процентов по сравнению с 2018 годом. Прибыль увеличилась в 11 раз.

Инвестиции приносят плоды
— Ничего себе, в одиннадцать раз!

— Ну, на самом деле тут вопрос в том, с чем сравнивать. Дело в том, что в прошлые годы прибыль у нас была невелика, все заработанные деньги шли в развитие производства. А теперь пошла отдача от инвестиций. И я читаю, что это единственно правильный подход. Ежегодно существенно расширяется список выпускаемой заводом продукции. И мы не останавливаемся на достигнутом. Тут еще нужно понимать специфику нашего производства. Дело в том, что оно мелкосерийное, фактически мы всегда работаем под конкретные запросы, исходя из поставленных задач. Причем речь идет о разработке не только оборудования, но и технологий, для этого запустили лабораторию обогащения.

— И есть уже примеры использования этих техно­логий?

— Да, конечно. Например, по техническому заданию АО «Рудник им. Матросова» (сейчас АО «Полюс Магадан») наше предприятие разработало и изготовило три установки сгущения. Они предназначены для строительства горнодобывающего и перерабатывающего предприятия на базе одного из крупнейших в России золоторудных месторождений — Наталкинского. По договору с заказчиком специалисты завода провели шефмонтаж и пусконаладочные работы, участвовали в испытаниях, пуске и сдаче установок сгущения в эксплуатацию. Технологии тоже разрабатывали наши специалисты. А запустил линию в эксплуатацию Президент России Владимир Путин, когда был с рабочим визитом в Магадане.

Еще один важный проект, в котором мы принимаем самое непосредственное участие, — «Полиметаллы Жайрема», который реализует ТОО «Казцинк». Этот проект предусматривает отработку двух карьеров, Западного и Дальнезападного, с общими эксплуатационными запасами 60 миллионов тонн полиметаллической руды. Планируется строительство обогатительной фабрики и объектов инфраструктуры производственной мощностью 5 миллионов тонн руды в год. Мы изготовили для Жайремского горно-обогатительного комбината два спиральных классификатора специального исполнения, а также четыре радиальных сгустителя диаметром 18 метров. Стоимость контракта — более 100 миллионов рублей. Сейчас мы отгружаем сгустители, предстоят монтаж и пусконаладочные работы. И это только два примера, на самом деле их гораздо больше.

— Как предприятию удается привлекать заказчиков в наше непростое время?

— Я хотел бы особо отметить тот факт, что в последнее время объем договоров на выполнение заказов у нас не сокращается, а, наоборот, растет. Я думаю, это связано не столько с подъемом в горной отрасли, сколько с репутацией нашего предприятия. Сейчас заказчик в первую очередь смотрит, насколько та или иная компания, где он хочет разместить заказ, экономически устойчива, какие у нее активы, нет ли просроченных кредитов. Иными словами, в нашей экономике сегодня кризис взаимного доверия. Поэтому крупные, серьезные контракты заключаются со стабильными предприятиями. Хотя работать с нами не так уж просто, приходится торговаться, да и предоплату мы берем 50 процентов. Сейчас мало кто может себе такое позволить. Но наши партнеры идут на эти условия и знают зачем.

Промышленный парк как бизнес-проект
— Некоторое время назад на базе завода «Труд» был создан промышленно-индустриальный парк. Насколько вы удовлетворены итогами реализации этого проекта?

— В общем и целом я доволен. В течение нынешнего года к нам пришли несколько крупных резидентов. Сейчас мы максимально используем имеющиеся у нас производственные площади. Кстати, хочу отметить, что условия работы для наших резидентов — мне не хотелось бы называть их арендаторами — мы создаем исключительно на собственные средства, без поддержки со стороны государства. Про газовую котельную я уже рассказывал. Кроме того, в нынешнем году мы сделали сквозной проезд через всю промышленную площадку. Раньше территория завода, по сути дела, представляла собой тупик, что крайне неудобно с точки зрения логистики. Сегодня в нашем промышленном парке более 70 резидентов, причем все они — компании, занимающиеся производством. В основном это машиностроение и металлообработка, но есть предприятие, которое производит модульные дома. Начинали они с нуля, а сейчас у них оборот превышает миллиард в год.

Правда, есть один момент, который меня беспокоит. Создавая промышленный парк, мы предполагали, что будем взаимодействовать с резидентами, а они, соответственно, друг с другом, но пока что кооперации не получается. Что греха таить, многие сейчас предпочитают, чтобы оборудование простаивало, чем дать кому-то им воспользоваться. Но мы работаем над этим вопросом.

— А какова судьба производственной площадки на улице Большевистской, где раньше размещался завод «Труд»?

— В плане производства площадка на улице Большевистской себя изжила. По крайне мере, для нас. Судите сами. Во-первых, эта территория зажата между железной дорогой и улицей Большевистской, что опять-таки очень неудобно с точки зрения логистики. Во-вторых, вокруг жилые дома, а санитарная зона отсутствует. А машиностроительный завод — это все же вредные выбросы. Там у нас перспектив не было. Поэтому мы переехали на Станционную, а на старую площадку привлекли арендаторов. Есть среди них и производственные компании, но это чистое производство. А в одном из цехов теперь и вовсе находится зал для мини-футбола, там тренируются и дети, и взрослые. И, наверное, это правильно.

«Без коллектива не будет ничего»
— Как предприятие решает кадровую про­блему?

— Я всегда говорил и буду говорить: без коллектива не будет ничего. А коллектив у нас уникальный. Поэтому я в самые сложные годы запретил даже думать о том, чтобы кого-то увольнять, особенно ветеранов. И сейчас мы о них заботимся, выплачиваем им добавку к пенсии. Вот сейчас пенсионный возраст подняли, но мы делаем эти доплаты, как и раньше, с 55 лет женщинам, с 60 лет мужчинам. Это если говорить о социальной политике. Естественно, помогаем мы не только ветеранам. Молодым, например, предоставляем жилье в аренду в заводском доме по ценам значительно ниже рыночных, да еще и компенсации платим. Поэтому с кадрами в целом у нас проблем нет. Есть сложности с подбором ведущих специалистов. Дело в том, что сегодня люди не хотят брать на себя весь груз ответственности ни за какие деньги. Кроме старой гвардии советских времен.

— Приближается Новый год. Чего бы вы хотели пожелать всем?

— Наверное, того, чего каждый из нас желает своим близким, — счастья, удачи, добра, мира и любви. Мэрии Новосибирска хочу пожелать, чтобы они продолжили строить Михайловскую набережную. То, что уже сделано, получилось очень красиво. Тем, кто трудится на нашем заводе, хочу пожелать новых производственных успехов и достижений. Пусть у всех у нас в наступающем 2019 году все будет хорошо!

Комментарии