USD 63.1697 EUR 70.3395

Врачи с телефонами

По материалам сайта VN.ru
Фото Виктора БОРОВСКИХ
Фото Виктора БОРОВСКИХ

Оперативный отдел — первое связующее звено между пациентом и бригадой скорой помощи

Всего 16 диспетчеров скорой помощи на 1,5-милли­онный Новосибирск. Прием вызовов — работа тяжелая и неблаго­дарная, диспетчерам редко говорят спасибо.

Телефоны здесь не замолкают ни на минуту. Вызовы поступают непрерывным потоком.

— У вас давление сейчас какое? Никуда не обращались? Адрес скажите. Подъезд, этаж какой? Домофон работает? Дату рождения можете полностью сказать? Ваш вызов принят в 11:12, ожидайте, приготовьте паспорт и полис.

Бывает, диспетчеры работают и сутками, но чаще по 14 часов. Вечером, с 18:00 до 24:00, пиковые часы, и сотрудников выходит больше. Зимой, во время эпидподъема, нагрузка на оперативный отдел скорой тоже увеличивается. Оперативный отдел — первое связующее звено между пациентом и бригадой скорой помощи.

Фото Виктора БОРОВСКИХ
Автоматизированная информационная система «НАИС 03», интегрированная с IP-телефонией, — главный рабочий инструмент фельдшеров-диспетчеров. В час на каждого из них приходится около 12 обращений. Среднее время приема вызова — 1,5 минуты. За это время фельдшер успевает выяснить всю необходимую информацию.

Вопросы выверенные. Первый — о местоположении пациента. Если адрес, то все просто: улица, дом, подъезд, квартира. Если человек на улице, то выясняют ориентир, будь то дом с зеленой крышей, дерево или остановка. После диспетчер узнает повод вызова — что с пациентом произошло, задает вопросы о самом человеке — Ф. И. О., дата рождения, если они известны. Если нет, не страшно. Важно знать, где и что случилось. Диспетчеры просят вызывающего оставить номер для связи, звонящий должен обеспечить доступ к пациенту — поднять шлагбаум, отпереть ворота, открыть подъезд и, если есть возможность, встретить бригаду.

Количество вызовов превышает число работающих бригад. Если вызовов много и все они поступают одновременно, значит кто-то будет ждать. От предыдущего пациента бригада сразу едет к следующему, при этом нужно обеспечить 20-минутное прибытие на вызовы по экстренным поводам!

Поводы экстренные и неотложные
Для вызова скорой медицинской помощи должен быть повод. Если случилась катастрофа  — взрыв, обрушение, пожар, если пострадал не один человек, не два и даже не три — это ЧС. В этих случаях время прибытия медиков имеет огромное значение.

Фото Виктора БОРОВСКИХ
Все вызовы делятся на экстренные и неотложные. Катастрофы с пострадавшими относятся к первым. Экстренные поводы подразу­мевают наличие угрозы жизни и здоровью человека. Это нарушения сознания, дыхания, системы кровообращения, болевой синдром, травмы и кровотечения, отравления, опасные ранения, термические и химические ожоги, роды и угроза прерывания беременности. «Несчастный случай на производстве, пострадал рабочий, — сообщают диспетчеру. — Рука попала в станок, очень много крови». Бригада скорой помощи выезжает незамедлительно.

Все остальные случаи называют неотложными вызовами, они не требуют экстренного реагирования, поэтому время ожидания врачей может превышать 20 минут. Чаще всего с этими проблемами (температура, давление и т. п.) человек способен справиться своими силами, не привлекая врачей скорой, а обратившись к терапевту по месту жительства. Жаль, понимают это не все.

Ложные вызовы
Подавляющее большинство вызовов скорой помощи — вовсе не неотложные. Сбить температуру 38 градусов, измерить давление или вылечить мигрень с похмелья — к сожалению, слишком часто люди звонят по экстренному телефону за этим. И это специфика не только Новосибирска, но и всей России в целом. Мама вызывает скорую «для ребенка», на вопрос, сколько лет малышу, отвечает: «Двадцать семь».

За ложные вызовы полагается административное наказание, вот только доказать, что пациент слукавил, непросто. Впрочем, совсем уж необоснованные заявки поступают редко.

Фото Виктора БОРОВСКИХ
Зачастую на скорую перекладывают функции первичного приема. Некоторым не хочется записываться к терапевту, сидеть в очереди, а бригада неотложки приедет — даст таблетку от головной боли, поставит укол от температуры. Таким образом пытаются лечиться те, у кого нет страхового медицинского полиса, — бомжи, незаконные мигранты, да и просто все, кому лень пойти в поликлинику.

Вызывают скорую просто так и одинокие люди, особенно пожилые. «Что-то давление подскочило, худо мне, помираю», — надрывно дышит в трубку старушка. На вызов выезжает бригада.

Куда звонить?
Способов вызова скорой помощи несколько. С детства мы помним номер 03, но сейчас стандарт связи изменился, поэтому для вызова медиков следует набрать 103. В ситуациях, когда требуется помощь сразу нескольких служб, будь то пожар, ДТП или криминал, нужно позвонить по единому номеру вызова экстренных служб 112. Бывают случаи, когда обращаться в скорую нет резона, но люди по привычке набирают знакомый номер.

— Они знают один телефон — наш. Телефон поликлиники из семи цифр, а этот из трех, проще запомнить, — говорит заведующий оперативным отделом Станции скорой медицинской помощи Новосибирской области Денис Волынкин. — Набирают 103, такая-то ситуация. Диспетчер выясняет: повышение давления не сопровождается угрозой для жизни, это не инсульт. Соответственно, этот вызов, согласно приказу, может быть передан в службу неотложной помощи в часы работы поликлиники.

Фото Виктора БОРОВСКИХ
Таких «нескоропомощных» вызовов, которые уходят в поликлиники, на пульт оперативного отдела поступает по 100–150 в день. Всего же за сутки через диспетчерский пункт проходит больше 2 тысяч вызовов, звонков же в несколько раз больше: люди интересуются лечением, хотят получить справочную информацию, любопытствуют, как долго ждать бригаду, угрожают Минздравом, судом и Президентом.

Вызвали скорую — дождитесь врачей
На парковке мужчине стало плохо. Прохожие набирают номер скорой. «Дышит? На пол положите. Адрес скажите», — чеканя слова, говорит в микрофон диспетчер.

— Даже если ты вызываешь скорую незнакомому человеку, правильнее все-таки дождаться бригаду. В любом случае надо с ним рядом находиться и наблюдать. Бывают случаи, когда пациент встает и уходит. Может, ему помощь не требуется, — поясняет Денис Волынкин.


Комментарии