USD 63.1697 EUR 70.3395

Новые дети Республики ШКИД

Анжелина ДЕРЯБИНА
Ольга Потапова, заместитель министра труда и социального развития Новосибирской области. Фото Аркадия  УВАРОВА
Ольга Потапова, заместитель министра труда и социального развития Новосибирской области. Фото Аркадия УВАРОВА

В 2018 году исполнилось 100 лет со дня создания в России комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав

Новониколаевск 1918 года. Нет площади Ленина, есть Базарная, вместо знаменитого стоквартир­ного дома — пожарная каланча. 14 января 1918 года Совет народных комиссаров принял декрет «О комиссиях для несовершеннолетних», что и стало началом большой истории.

— Наверное, ни одна служба не может похвастать такой продолжительной деятельностью, как комиссия по делам несовершеннолетних, — говорит Ольга Потапова, заместитель министра труда и социального развития Новосибирской области. — В начале своей истории комиссия занималась профилактикой безнадзорности. Надо было убрать ребятишек с улиц, занять их, дать профессиональные навыки. За сто лет служба претерпела серьезные преобразования. Но суть осталась прежней: помощь государства нуждающимся несовершеннолетним, изучение тех причин, которые позволяют ребенку совершать правонарушения или оказаться безнадзорным, принятие всех необходимых мер для устранения этих причин, а также, конечно же, профилактика этих явлений.

008-13-02.jpg

Сто лет назад упразднили суды и тюремное заключение для малолетних и по-новому организовали работу с беспризорниками. Век спустя поиск лучшего алгоритма спасения трудных детей продолжается

Плохо учишься — вон из дома!
Те, кто не сталкивался с комиссией вплотную, думают, что это такой карательный орган, который только и делает, что старается изолировать правонарушителей от общества. На самом деле это не так. Здесь работают достаточно душевные люди, которые чужие проблемы воспринимают как личную драму.

Вот, например, одна история. Обеспеченная семья, собственный коттедж, двое детей. На старшего ребенка родители возлагали большие надежды. Но он не оправдал их ожиданий. Как ни трудно в это поверить, такой сын оказался не нужен — его выгнали из дома. Мальчик начал бродяжничать, по мелочи воровать, упо­треблять алкоголь. Если бы не вмешались специалисты комиссии по делам несовершеннолетних, дело могло закончиться колонией.

— В наше поле зрения мальчик попал в 16-летнем возрасте, — вспоминает Ольга Потапова. — Родители его не принимали. Мы поместили его в социально-реабилитационный центр, где у нас очень хорошие условия — все предус­мотрено для долговременного проживания подростков: много литературы, замечательные сотрудники, теплая обстановка. Параллельно работали с родителями, пригласили их посетить сына в центре. Отношения вроде наладились. Но через два дня после возвращения подростка домой снова начались проблемы. Два года мы с ним нянчились, кончилось тем, что родители написали отказ: что хотите делайте, мы его на порог не пустим! Мы решили вопрос о прохождении военной службы, на проводы пригласили родителей, которые, надо отдать должное, не отказались. Сейчас мальчик служит, мы к нему ездили в войсковую часть — опять же с родителями. Парень амбициозный, с хорошим интеллектом. Если не упустить время, из него вырастет прекрасный человек. Мы верим, что так и будет.

Что будет за шоколадку?
У каждой семьи своя история. Главная забота служб системы профилактики  — семьи, находящиеся в трудной жизненной ситуации и социально опасном положении. Зачастую в подобных семьях родители ведут асоциальный образ жизни, не занимаются воспитанием детей.  Те, как правило, идут на улицу, совершают преступления, начинают бродяжничать. Задача комиссии — выстроить работу вокруг таких семей, чтобы растущие в ней ребятишки не встали на путь, ведущий на скамью подсудимых.

008-13-03.jpg
— Для этого мы объединяемся с различными структурами, поскольку какой-то одной «таблеткой» эту проблему не вылечить. Действуем вместе с отделами занятости, спортивными и образовательными организациями, проводим ежегодные профильные смены, в которые вовлекаем ребятишек, вступивших в конфликт с законом. Среди них есть совсем маленькие, одиннадцатилетние, но уже совершившие противоправные поступки, которые в другом возрасте послужили бы предметом для возбуждения уголовного дела. Там же находятся условно осужденные дети постарше, которым дали срок на исправление. С ними работают профессионалы — по коммуникации, снятию агрессии, переориентированию жизни в некое другое русло. И результаты есть. После таких смен ребята уже сами начинают профилактировать тех, кто преступил закон, — объясняет замминистра.

Всего в Новосибирской области действует 44 комиссии по делам несовершеннолетних. Каждая заседает как минимум два раза в месяц. За одно такое заседание успевают познакомиться с 30–50 семьями. Причины приглашения на заседание комиссии разные: от драки в школе или украденной в супермаркете шоколадки до употребления психотропных веществ.

— Не за каждый противоправный проступок ребенок ставится на профилактический учет в подразделение по делам несовершеннолетних ОМВД, — говорит Ольга Потапова. — Если он осознал, переживает, если родители провели с ним воспитательную работу и обещают контролировать его поведение, то для них все может закончиться только беседой на заседании комиссии.

Что он скрывает?
Совсем другое дело, если несовершеннолетний замечен за употреблением психотропных веществ, спиртных напитков, табакокурением. На подростков, достигших возраста административной ответственности, то есть 16 лет, может быть составлен административный протокол. В том случае если подросток не имеет самостоятельного заработка, обязанность по уплате штрафа возлагается на его родителей. Но существует и другой вариант: с согласия родителей несовершеннолетнего можно трудоустроить через центры занятости населения, тем самым предоставив ему возможность самостоятельно оплатить административный штраф. Кстати, эта профилактическая мера дает определенные положительные результаты.

Сложной остается работа по предотвращению подростковых суицидов. Для того чтобы распознать намерение ребенка свести счеты с жизнью, необходимо обладать дополнительными знаниями не только специалистам, но и учителям, родителям, всем, кто непосредственно общается с детьми.

В 2017 году в Новосибирской области подростками было совершено 109 попыток уйти из жизни, 17 — с летальным исходом. Одного ребенка дома серьезно «прессовали» за неуспеваемость в школе, другой не выдержал затяжного развода родителей (вслед за его гибелью ту же участь избрала несчастная мать). Чаще всего причиной становится ссора с близкими.

008-13-04.jpg
— Внешне семья абсолютно нормальная, но педагог либо специалист комиссии должен увидеть признаки того, что на душе у ребенка неладно, — говорит Ольга Рамильевна. — Существуют простые тесты, которые помогают заметить опасность и вовремя подключиться. Дети, которые совершают попытки, не осознают, что такое смерть. И чаще всего их цель — не умереть, а попугать, привлечь внимание. Мы живем в мире, где вынуждены зарабатывать деньги, и отчасти забываем о детях. Они совершенно другие, чем прошлое поколение, потому что принимают много негативного извне, пока отсутствуют взрослые. К ним должно быть повышенное внимание.

Места не столь отдаленные
Не всех детей удается оградить от роковых поступков, ошибок, правонарушений. Но и тогда их не оставляют без внимания. Так, в Каргатском районе находится профучилище закрытого типа, где содержатся подростки от 13 лет, совершившие тяжкие преступления. Этих ребят обучают профессиям, а волонтеры помогают им с художественной самодеятельностью, есть даже театральный и вокальный кружки. Еще одно такое место — новосибирская воспитательная колония, или детская тюрьма, как ее называют. Там находятся парни от 14 до 18 лет.

— У них строгий режим, трудовая дисциплина, — рассказала Ольга Потапова. — Благодаря грантам мы запустили программу «Право на выбор». Ряд учреждений получили финансовую поддержку из областного и федерального бюджетов на оснащение, на обучение специалистов новым технологиям. В том числе колония, где работают театральная студия, студия кабельного телевидения, хорошо оснащены спорткомплекс, читальный зал. Есть даже комната релаксации, где дети учатся рисовать песком. Результаты оправдывают наши ожидания. Мы анализировали: рецидивов очень небольшое количество. Сказывается, конечно, и работа в районах области, где выходящего из колонии ребенка принимают, подготавливают для него индивидуальную программу развития. Помогают с трудоустройством, жильем, чтобы он начал нормальную жизнь.

Комментарии