USD 63.1697 EUR 70.3395

«Володя был бы недоволен, если я скисну»

Валентина МАЛЬЦЕВА
фото из семейного архива
фото из семейного архива

Людмила Доброкваша, 52 года, медсестра Новосибирского центра гемодиализа, Новосибирск

Есть Людмилы, Милы, Людк-а-Людки, а я — Люся. Да еще и фамилией муж наградил — все с Украйны милой унаследовал: и добро, и веселый нрав.

С детства мои «профессиональные» впечатления связаны с медициной. Мама говорила, что все существующие болезни привязывались ко мне. Я думала, что больницы и есть основные места обитания людей, а белые халаты — самая красивая одежда. Ведь именно врачи приносили мне облегчение, были со мной ласковы и старались развеселить.

Закончила медучилище, и меня распределили в детскую поликлинику. Там я окончательно поняла, что правильно выбрала свое дело. Дети «подсказали». Они всегда просились на процедуры именно ко мне, хотя там были и другие медсестры. Потом и взрослые больные часто говорили, что у меня легкая рука.

А я думала, что ничего особенного, простая профессиональная обязанность: попасть иглой в вену, не мучая больных. Но оказывается, для них это очень важно, и если справляешься легко, то они уже — «только к вам».

Эта «легкость» в конце концов привела к тому, что я 27 лет (стаж — 30) работаю на гемодиализе, где приходится делать именно такие уколы. Кто не знает, гемодиализ — это процедура очищения крови, благодаря которой пациенты с почечной недостаточностью могут жить, а некоторые даже работать. Через день по четыре часа им приходится проводить в клинике.

Вот так получилось, что в медицине с выздоравливающими благодарными пациентами, цветами и шоколадками мне не довелось работать. У меня будни, посменная работа, на которой я даже не заработала жилье для своей семьи. Муж только год успел пожить в отдельной квартире, которую дочь купила благодаря материнскому капиталу. Ну и мы добавили: продали свою комнату и любимую дачу.

Мужа своего Володю я безумно любила. Вот говорят, нельзя сильно любить, потому что мужики — они такие: избалуешь вниманием, потом сам рад не будешь. Это неправда. Мы жили душа в душу. Всегда вместе: на рыбалку, за грибами, на дачу. Если он пошел играть с мужиками в хоккей, я стою за барьером, болею за него.

Никогда меня не тяготила домашняя работа: стирать, готовить — мне все легко. Володя говорил: надо тебя научить лени.

Дочка выросла, у нее своя семья. Муж умер три года назад. Я осталась одна, с котом. Многие вдовы в моем положении горюнятся. Я думаю, Володя был бы недоволен, если я скисну. И я остаюсь в своем круге: работа — сутки через сутки, всегда готовлю себе первое-второе-третье, привечаю друзей.

Никогда никуда не ездила, и вот на пятидесятом году жизни с подругой отправились во Вьетнам, потом в Таиланд. Мне так понравилось путешествовать, что теперь все планы отдыха связываю только с турами. Особенно нравится «из зимы в лето». Все-таки климат у нас суровый, может, поэтому мы не всегда ощущаем радость жизни. А я на работе слишком много вижу страданий, чтобы не ценить каждый день. В последнее время открывается много центров диализа, есть наследственные больные, и мне кажется, их число не уменьшается. Простуды, воспаления, нефриты, а потом уже без диализа никуда.

Хотела сказать, что надо больше заботиться о своем здоровье, но не могу сослаться на собственный пример. С сожалением осознаю, что в нашей сфере большинство работает на износ, мало заботясь о собственном здоровье. В других странах, как я теперь понимаю, люди очень следят за собой, режим для них святое. Если обед, то ничем уже не стронешь служащего, это и в голову никому не приходит. А мы все на бегу, когда придется. Может быть, исправимся когда-нибудь.

Конечно, многое идет от воспитания. Но опять же, что такое воспитание? Мы с мужем были постоянно заняты и единственную дочку не воспитывали, а баловали. Муж души в ней не чаял, и я не помню, чтобы ругала, хотя были всякие кризисы детского возраста.

Мне чуть за сорок было, а я уже бабушка. Теперь уже дважды. Дочку не только я хвалю, но и все мои подруги, соседи, и на работе ее ценят. Такая целеустремленная, деловая, все умеет, а вроде бы и не заставляли ни готовить, ни стирать, ни убирать.

Муж под стать ей — просто золотые руки: все виды ремонта, полное обустройство своего дома. Два сына у них. Такие умники. Младший, четырехлетний Дима, рассудительный, как-то приходит ко мне и говорит: «Баба, можно я у тебя две ночки поночую, а то родители от нас так устали!» Вот такой малыш, а уже сочувствует маме и папе, видит, как много они работают. Наверное, в этом и есть весь секрет воспитания: глаза ребенка не обманешь, все приметит и свою жизнь построит по семейному «проекту». Любовь, согласие, труд — если дома этого полная чаша, то хватит на несколько поколений.

Комментарии