USD 63.1697 EUR 70.3395

У каждой женщины своя базовая комплектация

Анжелина ДЕРЯБИНА
Фото Аркадия УВАРОВА
Фото Аркадия УВАРОВА

Наталья ЦОПИНА, телевизионный журналист, 37 лет, Новосибирск

Я родилась в Новосибирске. Я «сибиряк, который тепло одевается». Помню, мы ходили смотреть, как ЦУМ горел. Тогда действительно были морозы. Мы шли и прятались в магазины. Но самое страшное, когда несколько лет назад грянуло минус 45 по области, а меня отправили за 55 километров от города снимать снегозадержание. Тогда я нарядилась в мутоновую шубу с каракулем, которую в свое время купили родители, чтобы я ездила в ней в Академгородок, где училась в НГУ. Шуба неподъемная, как бронежилет, который однажды на меня надели омоновцы. Но, несмотря на то что я вооружилась и рвалась в бой, оператор сказал: «Сиди! Кто на что учился: я буду снимать, а ты смотри в окно».

В шесть лет я имела несколько вариантов будущей профессии, один из которых — астроном. Однако, когда меня спросили об этом, я подумала: «Ну что астроном?» — и сказала, что хочу быть циркачкой. Полкласса услышали, что я хочу быть собачкой.

У нас была необыкновенная группа — семь красных дипломов НГУ, в том числе и мой. Родители не возражали против профессии журналиста. Единственное, их расстраивало, что не выбрала вуз поближе. Когда учеба закончилась, они сказали, что на проезд ушло больше, чем если бы училась на платном отделении в «воднике».

Джентльмены мне попадаются постоянно. Нас в университете всегда учили на съемках дверь оператору открывать. Но большинство наших операторов очень расстраиваются, когда им распахиваешь дверь, рвутся сами освободить дорогу, несмотря на кофр и штатив.

Когда я влюбляюсь, начинаю вспоминать, что надо нарисовать себе брови и губы, платье какое-нибудь из шкафа достать...

Первая любовь была с шести лет до шестого класса. С Димой Ларкиным мы жили в одном дворе, в войнушку играли, в одну октябрятскую звездочку входили, делали стенгазету. Он защищал меня от пацанов во дворе — и я защищала его от пацанов во дворе. С ним было интересно, и это главное. В нулевом классе я спросила: «Кем ты хочешь быть?» Он сказал: «Геологом». — «Ну, я тоже стану геологом. Может, тогда и поженимся?» Он был не против.

Мой муж — звукорежиссер. Мы вместе работаем, и познакомились тоже на работе. Оба были очень скромные и не показывали своих чувств. В них он признался, написав мне в «Одноклассниках». Про мой взгляд, про то, как сходит с ума. Недавно он рассказал нашим детям, что если бы этого не сделал, то, может быть, ничего бы и не было.

Каждому свое: кому-то «лишь бы милый рядом», а кому-то троих за два дня поменять.

Я не очень была готова к рождению старшей дочери. Во время схваток сюжет начитывала и по велению врача записывала время между ними. Заведующий роддомом областной больницы, который вел меня, консультировал по телефону: раз в 10 минут схватки — еще можно поработать. Когда стало чаще, велел вызвать скорую и приехать.

Материнство оказалось не таким, как пишут в книжках, но жизнь поменяло капитально. Оказалось, я могу долго не спать и не есть. Три года спокойно питалась гречкой и лапшой: младшая дочь — аллергик.

Иногда я бываю смелая, когда все домашние хватаются за голову. Но прыгать над пропастью на резинке и даже с парашютом я не хочу — мало ли что, у меня дети. Однако некоторые отчаянные поступки я совершала. Когда мне был 21 год, я приняла участие в конкурсе, и меня пригласили в Москву учиться в школе телеведущих на «Метео-ТВ». Родители не пускали, но я уехала. Меня тогда удивил режиссер, который путал Мурманск и Магадан. Я поняла, что там тоже живут люди, которые могут много рассказывать, какие они крутые, но тоже не все знают.

Недавно дочь-второклас­сница участвовала в конкурсе «Я — будущий…» Оказалось, она будущий учитель-блогер, который выкладывает в Интернет видеоуроки для детей на все темы — от физкультуры до физики.

Я все ходила, страдала, что мои дети мало книжек читают. Думала, как увлечь. А тут они были два дня лишены Интернета и даже телефона. Оказалось, что они даже очень читающие.

Родители недавно разобрали книжки, часть решили увезти в деревню. Я «спасла» несколько любимых детских книг: совершенно изношенную книжку про дрессировку собак, Зою Воскресенскую — о детстве Ленина, «Сквозь ледяную мглу», «Встреча». Теперь они у меня дома.

Главная задача человека — помогать другим людям.

У меня была возможность выйти замуж за московского медиаолигарха. Но я поняла, что не могу. Я тогда была молодая совсем, а он сильно немолодой. И все эти фишки, когда человек едет, срезая пробки через улочки, и съезжает там вниз в кресле, чтоб его не застрелили,  — это тоже настораживало...

Я, может, даже уважаю таких женщин, которые могут себя заставить ради денег замуж за кого-то выйти. Это действительно тяжело, надо действительно очень хотеть. А когда у тебя есть другая база за спиной, когда понимаешь, что того, что тебе надо, можешь добиться сама, не наступая на свою душу, — непонятно, для чего это.

Я бы не пошла делать никакую пластическую операцию. Недавно мы как раз снимали в отделении пластической хирургии, обсудили, что можно было бы мне сделать лучше, но я сказала, что не пойду. У каждой женщины своя базовая комплектация.

Если бы мне сказали, что любое мое желание исполнится, я бы пожелала всем здоровья. Конечно, понимаю, что мои любимые врачи остались бы без работы, но какая-нибудь косметическая хирургия ведь все же была бы?

Комментарии