USD 63.1697 EUR 70.3395

Моя первая ёлка


Мое детство пришлось на послевоенные годы. Это было очень тяжелое время, мы, дети, почти не видели ни сладостей, ни игрушек. Но новогодних праздников все равно ждали — наверное, верили, что наступит чудо, как в сказке.

В Новосибирск мы приехали в эвакуацию, и я по малолетству мало что помню. Жили мы в доме на улице Щетинкина, впятером в 12-метровой комнате. Теснота была страшная, и, конечно, ни о каких елках никто не помышлял. Но дети есть дети: мой старший брат нашел где-то на улице еловую лапу — наверное, кто-то нес елочку и потерял ее. Лапка была совсем небольшая, но брат все равно поставил ее у стены и сказал: «Вот будет нам елка». Игрушек, понятное дело, тоже не было. Но мы где-то раздобыли старый рваный матрац, вытащили из него вату и положили под «елкой» — как будто это снег. Тень от «елки» падала на стену, и она становилась больше. Вот такой первый новогодний праздник, который я помню…

С елочными игрушками было туго. Да и, откровенно говоря, взрослым не до такой ерунды. Но отец, чтобы порадовать нас, детей, принес откуда-то совершенно необыкновенную игрушку в виде стеклянной виноградной грозди. А вместо каждой ягодки были крохотные электрические лампочки. Наверное, если зажечь, эта игрушка выглядела бы не­обыкновенно, но вот беда — лампочки перегорели, а заменить их нечем. Долго была у нас эта игрушка, потом пропала куда-то.

Еще мы с братом ходили смотреть, как устанавливали главную городскую елку на площади Ленина. Тогда она называлась площадь Сталина. Делали деревянный каркас, привозили много маленьких елочек, из них собирали большую, а потом украшали игрушками. Помню, я все жалел, что у нас дома нет таких.

А вот какая история случилась в конце сороковых. Мы, парнишки, тогда росли как трава, никто нами особо не занимался, родителям было некогда, они работали день и ночь. В то время в городе было много фронтовиков, они возвращались к себе домой. Очень любили нас, пацанов, старались как-то приветить и чем-нибудь угостить. Наверное, вспоминали собственных детей. Случалось, давали нам закурить. Так мы с малолетства заимели эту пагубную привычку.

Денег на курево не было, приходилось собирать окурки (мы их называли бычками). Чтобы покурить в тепле, ходили в облисполком (теперь в этом здании находится правительство Новосибирской области). И, что интересно, нас туда пускали! Мы с удовольствием катались на лифте, это была экзотика. Курили на лестнице, не на центральной, конечно, а на боковой. Как-то раз сидим, курим, вдруг подходит женщина и спрашивает, что мы тут делаем. У нас была домашняя заготовка — мол, маму ждем. Она сказала, чтобы мы никуда не уходили, и ушла. Мы уже собирались сбежать, и тут она выходит и дает нам билеты на елку! Это было настоящее чудо.

Никогда не забуду тот чудесный праздник. Несмотря на послевоенную бедность, там все было как полагается: сама елка, высокая, нарядная, Дед Мороз со Снегурочкой, песни, хороводы, игры. И, конечно, подарки. В  мешочке лежали разные конфеты, даже маленькая мандаринка. Сколько лет прошло, а я до сих пор помню этот чудесный запах и вкус.

Владимир Петрович БИТЮКОВ, Новосибирск

Комментарии