NA
USD 63.1697 EUR 70.3395

Три концерта на ВДНХ дали колыванцы в 1968-м

Анатолий Савельев, Анжелина Дерябина

Как и благодаря кому колыванцы в 1968 году дали три концерта на ВДНХ

«Чего бы я хотел? — переспрашивает Владимир Турыгин, ровесник Новосибирской области, отметивший 80-летие 14 октября. — Мне хотелось бы разбить, расколоть равнодушие, рутину школы, культуры. Мне много лет, но все равно я хочу еще что-то сделать. Мои пальцы бегут за головой».

О том, что влечет в жизни и чего можно достичь, если быть одержимым своим делом, — в нашем интервью с педагогом, хормейстером, виртуозным баянистом, знатоком русских народных музыкальных инструментов Владимиром Ивановичем Турыгиным.

— Я родился в Новосибирске, в Первомайском районе. В те годы эта часть города напоминала деревенскую окраину — одноэтажные, двухэтажные дома с лавочками у входа, по вечерам и в праздники собиралась молодежь — пели, плясали, хороводы водили. На этих вечерах обязательно звучали гармонь, баян. С раннего детства я слышал народную музыку. Моя бабушка по матери Марфа Фёдоровна хорошо пела и была организатором семейных вокальных вечеров. Больше музыкой в родне никто не увлекался. А меня она просто захватила. Недалеко от нашего дома было фабрично-заводское училище, там один паренек, Виктором звали, здорово играл на баяне. Я ходил туда и слушал.

«Симфония» в руках

— К родителям у меня была одна просьба — купить баян. И когда мне исполнилось 14 лет, мама дала 1 400 рублей, и мы с родным дядей поехали в магазин. Так материализовалась моя мечта в баяне марки «Симфония». В 1951 году я впервые взял в руки музыкальный инструмент, это и определило мою судьбу, — вспоминает Владимир Турыгин.

Подросток сразу же поступил в музыкальную школу и за три года освоил пятилетнюю программу. Затем было Новосибирское музыкальное училище, где он блестяще сдал выпускные экзамены. Уже тогда, на последнем курсе, он бредил собственным хором и оркестром русских народных инструментов. Потом поступил в Московский государственный институт культуры, окончил, получил профессию, которой остался верен всю жизнь.

— Я получил то, чего желал, к чему стремился, — улыбается Владимир Иванович. — Музыка, особенно баяна, для меня и жизнь, и лекарство от хворей.

Балалаечный бум

В 2006 году музыкант был включен в книгу «Гармонисты России». Владимир Иванович говорит, что должен соответствовать этому высокому званию. Но в том-то и секрет, что любой отрезок его жизни был на высоте! Он всегда был требователен к себе, а также очень талантлив и сердечен. Поэтому тысячи его учеников, разбросанных по свету, вспоминают его добрым словом.

— Владимир Иванович в моей жизни сыграл основополагающую роль, — рассказывает Вадим Шелепов, лауреат международных конкурсов, артист Русского академического оркестра Новосибирской государственной филармонии. — В школе № 140, где я учился, он преподавал музыку и вел самодеятельный ансамбль русских народных инструментов. Благодаря ему в школе был домрово-балалаечный бум, в каждом классе как минимум несколько человек играли в его оркестре. Так начался мой музыкальный путь, так я впервые взял в руки балалайку. Каждый месяц мы выступали в первомайском Доме культуры железнодорожников, на городских, областных площадках. Он умел организовать, увлечь, вдохновить. Такого, наверное, больше не встретишь в наше время.

Это он мне сказал, маленькому мальчишке, что надо профессионально заниматься музыкальным образованием, и отправил в музыкальную школу. Я так и сделал, но продолжал играть в школьном ансамбле. Владимира Ивановича возраст не меняет. Недавно сказал, что начал осваивать настройку фортепиано и попросил найти настройщиков, которые его могли бы научить. Он продолжает оставаться увлеченным, деятельным, желающим достичь чего-то нового. И очень скромным. Никогда себя не выпячивал, не кичился достижениями. Он хорошо знал свое дело и выполнял его добросовестно, честно, трудолюбиво. Мне очень импонируют такие качества.

Памятный июль

В 1964 году Владимира Ивановича пригласили в Колывань — руководить народным хором в местном Доме культуры.

— Я слышал, что когда-то колыванский хоровой коллектив гремел на всю область, — рассказывает Владимир Иванович, признаваясь, что никогда не жалел о том, что принял это предложение, и считает Колывань своей второй родиной, где он стал тем, кто есть. — Но после смены руководителя хора, а им был Александр Иванович Шиллер, слава его постепенно угасла. Мне предстояло поднять его престиж на былую высоту, а может быть, и достичь чего-то большего. Такие, по крайней мере, были у меня мечтания. Начал я со знакомства с моими будущими хоровиками. На энтузиазме, совершенно бесплатно, кроме клубного хора, вел занятия в тубдиспансере, КСШ № 2, библиотеке, районной больнице, чтобы выявить как можно больше любителей песни и отобрать из их числа участников для хора Дома культуры.

В Колывани, говорит музыкант, он обнаружил столько талантливых самодеятельных певцов, музыкантов, танцоров, чтецов, что оставалось только объединить их усилия, поставить уровень исполнения на должную высоту.

— Долгими упорными репетициями мы постепенно продвигались к успеху и признанию со стороны зрителей, специалистов,  — вспоминает Турыгин. — И вот наш коллектив отправляют в Москву. Это было в июле 1968 года. У фонтана Дружбы на ВДНХ мы дали три концерта! Вернулись победителями, привезли памятную медаль Всесоюзной выставки достижений народного хозяйства, дипломы, благодарности, почетную грамоту Министерства культуры РСФСР. Мы, конечно, стремились к успеху, но то, что получится именно так, не ожидали.

Осенью 1968 года Турыгина пригласили возглавить ансамбль песни и танца «Юность» Колыванского сельскохозяйственного техникума. И Владимир Иванович согласился.

— Звездный успех хора ДК повторился и с ансамблем «Юность», — рассказывает Анатолий Савельев, участник коллектива в 1968–1971 годах. — Я хорошо помню, с каким воодушевлением, грамотно и целеустремленно отрабатывались номера, шла работа с каждым из нас. Душой ансамбля был, конечно, Владимир Иванович.

Творческий коллектив будущих агрономов и бухгалтеров участвовал в нескольких конкурсах. В Томске на зональном смотре ансамбль занял первое место, а в марте 1970-го уже выступал в Останкино на Центральном телевидении.

— Успех был просто ошеломляющим! — говорит Владимир Иванович. — Концерты и запись в Останкино, а затем показ этого концерта по телевидению на всю страну дали нашим артистам огромный творческий импульс. Ансамбль получил почетное звание народного, стал широко известен, нас приглашали выступать на разных творческих площадках.

Болотнинская прописка

С началом перестройки и рыночных отношений работники искусства стали не очень востребованы. Все бросились торговать, о культуре думали меньше всего.

Эта волна, которая сопровождалась потерей работы, коснулась и Владимира Турыгина. Устроился рабочим на завод, по совету приятеля окончил курсы пчеловодов. Когда начальство узнало об этом, предложило поехать в подсобное хозяйство — село Байкал, на пасеку предприятия. Так музыкант оказался в Болотнинском районе.

— Пчелы для меня — своеобразный оркестр, создающий симфонию живых звуков, а дом, где я сейчас живу, мне кажется лучшим в мире! — признается Владимир Иванович.

Но музыка продолжает играть в его жизни главную роль. Даже с женой Людмилой музыканта познакомил… баян.

— Он меня покорил исполнением, — говорит Людмила Николаевна. — Я давно его знаю. Жила в Ояше, к нам приезжал с выступлениями его ансамбль. А соединила нас беда: умер мой муж, у него — жена. Три года мы просто общались, а шесть лет назад поженились. Я поставила ему условие: перееду только с мамой и ребенком. У меня двое своих детей и трое приемных. Когда мы поженились, младшая училась в пятом классе, а сейчас ей 17 лет. Он сказал: «Хорошо». У нас получилось вместе обрести новое счастье.

Так в доме Владимира Ивановича, самоотверженно служащего искусству и нередко забывающего о себе, вновь поселилось тепло. В этом доме вкусно пахнет пирогами — Людмила Николаевна очень любит готовить. И все время звучит музыка: от гамм до Шопена, ведь не играть музыкант не может.

23_ScanImage006.jpg

Фото из публикации в «Советской Сибири» 1968 г.

— Я доволен, что живу на этой земле, и удовлетворен тем, что имею, — говорит виртуозный баянист, ставя на колени инструмент. — Мне восемьдесят лет, я вполне самостоятельный человек, по хозяйству все делаю сам. Сад, огород, пасека, трактор, дом мы с женой обслуживаем сами, а ведь общая площадь — полгектара. Ходьба на свежем воздухе, гантели, эспандер, велотренажер дополняют мою физическую нагрузку. С женой мне просто повезло — она моя муза, мое вдохновение. Я постоянно занят, востребован людьми, и это тоже очень важно. В Болотнинском районе меня хорошо знают, здесь отдано искусству немало сил. Есть результаты, есть ученики, есть кое­какие задумки на будущее. Мне часто звонят и передают привет те, с кем я когда­то работал, кого научил игре на музыкальных инструментах. Меня это питает, заставляет шевелиться, держать творческую форму. Так что еще поживем.

Комментарии