NA
USD 63.1697 EUR 70.3395

Исцеление через движение

Катерина КОШКИНА
Елена Курнявкина — главный врач санатория «Краснозёрский». Фото предоставлено Еленой КУРНЯВКИНОЙ
Елена Курнявкина — главный врач санатория «Краснозёрский». Фото предоставлено Еленой КУРНЯВКИНОЙ

Главный врач санатория «Краснозёрский» занимается наукой и любит рыбалку

Елену Курнявкину, главного врача санатория «Краснозёрский», с полным правом можно назвать хозяйкой сибирской здравницы.

Во многом благодаря ее усилиям удалось сохранить санаторий в лихие девяностые и придать ему новый импульс развития в двухтысячные. О жизни и работе, счастье и судьбе Елена КУРНЯВКИНА рассказывает читателям «Советской Сибири».

Помочь себе и другим
— Елена Алексеевна, профессия врача накладывает колоссальную ответственность. Почему вы выбрали именно ее?

— Знаете, я в детстве была очень болезненным ребенком, родители намучились со мной. В десятом классе я решила: буду врачом, тогда смогу сама себе помочь, а еще помогу своим близким и другим людям тоже. Вот что мною двигало. А про ответственность я в то время даже не думала. Это все пришло позже. После окончания школы смело отправилась поступать в Новосибирский медицинский институт, но не прошла по конкурсу. Стала работать лаборанткой на кафедре. Меня почему-то очень любили все преподаватели — может, потому, что я из села? А на следующий год я уже поступила. Очень влекли меня акушерство и гинекология, и я даже выбрала себе эту специализацию, но стать гинекологом мне так и не удалось.

— Почему же?

— Дело в том, что я на четвертом курсе вышла замуж. А в начале шестого наша преподавательница заявила: «Кто беременные, встаньте!» Ну, мы с девочками встали. Она нам поставила ультиматум: или в академический отпуск, или в терапию. Я выбрала терапию, и не жа­лею об этом. И потом мой супруг сказал, что два хирурга в семье — это как-то многовато.

020-13-02.jpg

С мужем. Фото предоставлено Еленой КУРНЯВКИНОЙ

— Вы пришли работать в санаторий в 1993 году, в самое тяжелое время. Как удалось выстоять?

— 1993-й — тогда еще ничего было. Самые сложные времена — это 1995–1997 годы. Государственного задания не было, за счет бюджета людей на курорты мало отправляли, продавались путевки еще хуже — наверное, не до того людям было. Бывало, что в заезд у нас 50 человек лечились. И это на 150 коек. А коллектив — 120 человек. Как тут быть? И в отпуск без содержания нас отправляли, и зарплату, бывало, задерживали. Но мы все это пережили. Понимаете, было чувство, что все это временно, не может такое продолжаться постоянно. Самое главное, мы сохранили коллектив. Люди не ушли из профессии. И сегодня наш санаторий является визитной карточкой Краснозёрского района, градообразующим предприятием. Огромная заслуга в этом принадлежит, безусловно, Владимиру Николаевичу Курнявкину, который тогда был генеральным директором. Сейчас на этом посту — сын Алексей Владимирович, он стал директором в 23 года. Как приехал на похороны, так и остался…

Именно в то время и пришло понимание, что если мы хотим не просто выжить, но и развиваться дальше, то надо выходить на качественно новый уровень. Раньше в санаториях чаще всего лечили, если так можно выразиться, эмпирически. В смысле помогает, скажем, грязь — и хорошо. А почему именно эта грязь помогает, как она действует — особо никто и не изучал. Cчитаю, это в корне неверный подход. Так я начала заниматься наукой. Как раз в те годы мы сделали гидрогеологическую разведку озер Островное и Горькое, нам посчитали балансовые запасы и другие необходимые характеристики этих уникальных водоемов. Я занималась клиническими исследованиями, выясняла, как лечебные факторы воздействуют на организм. Из этих исследований родилась моя диссертационная работа, которую я защитила в 1999 году на базе Новосибирского медицинского института. Если же говорить в целом, то я глубоко убеждена: научная работа является необходимым элементом роста и развития. Нельзя стоять на месте, надо постоянно двигаться вперед.

020-13-04.jpg

Везет тому, кто везет
— Это главный секрет успеха?

— Не только. И научный подход в оздоровлении, и коллектив моих коллег, которые являются профессионалами своего дела, — все, конечно, очень важно. Но главное, пожалуй, совокупность уникальных природных факторов. Это лечебная иловая грязь, желтая и голубая глины, рапа, а также минеральная вода и климат. Исследования показали, что в излучине реки Карасук воздух активно насыщен полезными ионами.

— Какие новые подходы в оздоровлении появились в последнее время?

— Одно из главных направлений — медицинская реабилитация, в ходе которой возвращается качество жизни, восстанавливаются утраченные в результате операций и травм функции организма. У нас открыто стационарное отделение медицинской реабилитации пациентов с нарушением периферической нервной системы и опорно-двигательного аппарата.

Заниматься такими пациентами вправе медицинские учреждения, санатории, имеющие достаточную базу для проведения реабилитации после травм и операций на опорно-двигательном аппарате. В прошлом году по государственному заданию мы пролечили 500 таких пациентов. В нынешнем году их будет уже 800. Министерство здравоохранения Новосибирской области направляет комиссии, которые и решают, достаточно ли оснащено то или иное учреждение, чтобы выполнить государственное задание.

Из инновационных достижений в деле реабилитации, которые, по нашим наблюдениям, весьма эффективны, можно отметить кинезиотерапию, или восстановление движением. Больного помещают в специальную подвесную систему, с помощью которой врач устраняет болевой синдром и улучшает функции мышц, а следовательно, увеличивает объем движений в позвоночнике и суставах.

— Получается, движение — жизнь. В этом смысле тоже?

— Это во всех смыслах так. Знаете, мой личный девиз — «Везет тому, кто везет». И «Скорость вожака определяет скорость стаи». Надо интересоваться тем, что происходит в профессиональной среде. Вот буквально на днях мне звонили из Томского НИИ курортологии, приглашали на конгресс в Моск­ве. В Новосибирске постоянно проходят различные конференции, семинары. Мы в них всегда участвуем, сотрудники выступают с докладами. А как иначе?

«Лежать на диване — это не для меня»
— Каковы перспективы развития нашего сибирского курорта?

— О, планов у нас множество! Например, мы плотно работаем с Доволенским санаторием. У них минеральная вода, у нас лечебная грязь. Мы им эту грязь поставляем, они нам, соответственно, воду, опытом обмениваемся постоянно. Они теперь занимаются реабилитацией детей. Думаю, мы будем расширять наше сотрудничество. Также оправдывает себя система дневных стационаров — планируем развивать это направление. Ну и, опять же, главный вектор — медицинская реабилитация. Тоже работы непочатый край. Генеральный директор нашего санатория Алексей Владимирович Курнявкин — человек молодой, креативный, постоянно генерирующий разные идеи. Будем воплощать их в жизнь.

Хочу отметить главный принцип нашей работы: гость должен уехать от нас довольным, чтобы ему захотелось вернуться и рассказать друзьям и родным, какое это замечательное место — Краснозёрский санаторий.

— А как вы отдыхаете? Ведь нельзя же все время посвящать работе, пусть даже и самой любимой.

— В семье отдыхаю. У меня изумительные дети! С сыном работаем вместе, дочь юрист, живет с семьей в Новосибирске. Всех радует Стасик, мой обожаемый внук.

Еще у меня есть хобби, может быть немного неожиданное для женщины. Это рыбалка. Между прочим, отлично снимает стресс, это я вам как врач говорю. Куда бы мы ни ездили, обязательно стараемся порыбачить. Я уже ловила рыбу в Персидском заливе, в Красном, Средиземном и Черном морях. Про нашу страну уж и не говорю. Бывало, едем с мужиками на озеро, километров за 120, зимой. На улице минус 31 градус, да с ветерком. Нормальные женщины дома сидят, а я на озере в палатке, да еще и наловлю больше всех. Красота! Кроме того, люблю путешествовать, готовить и вязать. Увлекаюсь скандинавской ходьбой, ежедневно в любую погоду прохожу пять километров.

020-13-03.jpg

Рыбалка — хобби еще со времен студотряда. Фото предоставлено Еленой КУРНЯВКИНОЙ

— Глядя на вас и ваш подход к жизни, не скажешь, что вы несколько дней назад отметили 55-летний юбилей...

— Я и сама не верю…

— А на сколько вы себя ощущаете?

— Не знаю. На 45, наверное… Хотя столько всего уже было, столько событий! Но знаю, сколько еще всего впереди. Хочу и дальше жить активно, работать, общаться, узнавать новое. Лежать на диване — это точно не для меня.

Комментарии