NA
USD 63.1697 EUR 70.3395

«Кремлёвский» исход

Юрий МАЛЮТИН
У большинства сельчан есть ощущение на грани убеждения, что дальнейшая судьба «Кремлёвского» и Новокремлёвки может быть решена только «где-то наверху», а именно в Москве, поскольку совхоз — федеральная собственность. Фото Михаила ПЕРМИНА (архив)
У большинства сельчан есть ощущение на грани убеждения, что дальнейшая судьба «Кремлёвского» и Новокремлёвки может быть решена только «где-то наверху», а именно в Москве, поскольку совхоз — федеральная собственность. Фото Михаила ПЕРМИНА (архив)

Крестьяне не верят в благополучное разрешение ситуации с банкротством когда-то богатейшего хозяйства в Коченёвском районе

Кажется невероятным падение хозяйства-миллионера «Кремлёвское». В свое время местное дойное стадо насчитывало 1 800 голов, возделывалось 14 тысяч гектаров пашни. И вот банкротство — со 100-миллионным долгом, перспективой потерять оставшееся стадо в 800 голов и разорения уникального животноводческого комплекса. Работы лишатся 200 животноводов и земледельцев.

Есть надежда, что по крайней мере пять — семь тысяч гектаров пашни, на которой выращивались зерновые культуры, пустовать не будут –— нынешний владелец «кремлевских» земель, директор «Агросиба», готов сеять на этой площади зерновые и убирать урожай. А что же с оставшейся половиной полей — под травы и кормовые?

Нехорошая ситуация
О том, что произошло и происходит сейчас в целинном Новокремлёвском, рассказывают сами жители. Первым, с кем мы встретились, был глава Новокремлёвского сельсовета, бывший директор «Кремлёвского» Николай Ладисов.

— Ситуация очень нехорошая, — оценивает глава. — Хозяйство было одним из первых в Коченёвском районе, лидером. Люди здесь работящие, целинники. Всегда получали грамоты, переходящие знамена. Это было еще при советской власти. Потом разруха, девяностые годы… Но все равно как-то выкарабкались. Я здесь с 1986 года. Десять лет проработал директо­ром. С 1998 по 2008 год получили три УАЗа от области за достижения по итогам соревнования — это ведь о чем-то говорит? То, что производили, что делали своими руками, сейчас рушится, растаскивается… Земля, считаю, у нас самая лучшая в районе. Когда я уходил в 2008 году, у нас было 25 миллионов кредита на приобретение высокопроизводительной сельхозтехники. Для «Кремлёвского» это немного, ведь реализовывали молочной продукции ежегодно на 100 миллионов рублей.

По мнению Николая Николаевича, проблему надо было решать четыре года назад, еще до начала процедуры банкротства. Сам статус предприятия, казалось, к этому обязывал — бывшее ОПХ ВАСХНИЛа, потом — ФГУП СО РАСХН… Но государство в лице Россельхоз­академии, ФАНО практически отказалось от своей научно-производственной площадки, и необходимая поддержка не была оказана.

«Полный беспредел»
Нет работы, занятости — и село мало-помалу начинает пустеть, хиреть: люди, чтобы жить, работать, рас­тить детей, подаются в другие края. Вот в чем главная на сегодня тревога и забота новокремлёвцев.

— Это полный беспредел, — говорит доярка Татьяна Маречева. — Сердце кровью обливается. Коров везут мимо дома — я стояла и плакала. Отработала в совхозе 35 лет. Ладно я, мне три месяца осталось до пенсии. А молодые? Со мной в бригаде работают доярки, у них по трое детей. Куда они пойдут? Мы не знаем, что делать…

Не может сдержать эмоций и Надежда Тимофеевна Косенко, ветеран труда, бывший главный зоотехник хозяйства:

— Я здесь работала с 1966 года после окончания института. Теперь на пенсии. В таком состоянии оставить совхоз… Никто не помог. Наука развалилась — мы относились к ВАСХНИЛу... Три года банкротят. Неужели нельзя было просчитать, сколько совхоз получил и сколько истратил?

Стадо распродают
Куда люди пойдут, когда опустеют коровники? Мы побывали на фермах, которые еще были полны теплого дыхания коров, спокойных, ухоженных и откормленных. Хотя запустение уже и здесь. Рядом с одной из ферм стоит фура с казахстанскими номерами. По дороге в Новокремлёвку нам встретилась еще одна, в которой везли животных. На продажу? На убой?

— Мы стараемся держать ситуацию под контролем, — рассказывает Евгений Антипов, заместитель главы Коченёвского района, начальник управления сельского хозяйства. — Когда началась процедура банкротства, естественно, «Кремлёвское» было выставлено на торги одним лотом — животноводческий комплекс и растениеводство. Но семь проведенных торгов результата не дали. Не нашлось тех, кто приобрел бы хозяйство целиком. Пришлось разделить его и выставлять на торги двумя лотами. И земли, как вы уже знаете, были приобретены. Что же касается животноводческого комплекса, то поиски инвестора пока не привели к желаемому результату. Мы прекрасно понимаем, к чему может привести продажа дойного стада в полном объеме, что комплекс прос­то растащат, и прилагаем все усилия, чтобы сохранить хотя бы часть его, часть стада.

Надежда все-таки есть?
По словам арбитражного управляющего Константина Сейфулина, интерес к комплексу тут проявляют многие. Пока основное стадо не затронуто — продано небольшое количество коров, преимущественно нетелей, и существуют предпосылки к тому, что большинство коров все же не уйдет за пределы региона.

Как дальше будет развиваться ситуация — давать прогнозы, считает Константин Сейфулин, сложно. Но в любом случае, по его мнению, земли «Кремлёвского» никуда не «ушли» — и они будут использоваться как земли сельхозназначения.

КОММЕНТАРИЙ
Достаточно определенную позицию по ситуации во ФГУП «Кремлёвское» выразила региональная власть в лице заместителя руководителя минсельхоза Александра Соболевского. Собственность эта федеральная, и по любому предприятию, входящему в систему ФАНО, должно приниматься взвешенное решение, если речь идет о банкротстве. То, что толчком к нему послужила просроченная задолженность в размере 10 миллионов 700 тысяч рублей, в то время как практически ежегодно «Кремлёвское» реализовывало продукции на 100 миллионов, не может не вызывать удивления. С одной стороны, органы исполнительной власти и органы местного само­управления не вправе вмешиваться в деятельность сторонних организаций и не наделены полномочиями по осуществлению контроля за деятельностью арбитражного управляющего, говорится в ответе заместителя руководителя минсельхоза. С другой…

Тут следует замминистра процитировать дословно: «По мнению Рос­имущества, имущественный комплекс предприятия, ранее подведомственного Россельхозакадемии, незаконно включен в конкурсную массу должника. При этом Росимущество ссылается на нормативные правовые акты, согласно которым высшие учебные заведения, научно-исследовательские учреждения, предприятия и другие объекты Российской академии наук и отраслевых академий наук относятся исключительно к федеральной собственности, приватизация которых запрещена в соответствии с государственной программой приватизации государственных и муниципальных предприятий в РФ, и имущество таких предприятий может находиться только в государственной или муниципальной собственности. Включение в конкурсную массу должника и последующая продажа предприятия… приведет к незаконному выбытию имущества из федеральной собственности и необходимости осуществления в связи с этим действий по его возврату. Территориальное управление Росимущества в Новосибирской области намерено в рамках дела о банкротстве ФГУП «Кремлёвское» подать заявление об исключении имущественного комплекса предприятия из конкурсной массы должника, а также заявление о принятии обеспечительных мер в виде запрета конкурсному управляющему отчуждать, обременять, а также передавать третьим лицам на любых условиях имущество предприятия; принять меры по возврату незаконно отчужденного имущества ФГУП «Кремлёвское» Россель­хоз­академии».

Между тем по результатам проведения торгов часть движимого и недвижимого имущества предприятия уже реализована, земля отдана в аренду, так что следует поторопиться, чтобы процесс этот был остановлен.

Комментарии