NA
USD 63.1697 EUR 70.3395

Где скорые теряют скорость?

Татьяна РЕШКЕ
Фото Аркадия Уварова
Фото Аркадия Уварова

Неотложки буксуют в ледяных колеях

Драматический эпизод с застрявшей во дворе на улице Дениса Давыдова скорой помощью взбудоражил интернет-сообщество. Похоже, с приходом весны и таянием снега тема не потеряет актуальности.

Две недели назад на улице Дениса Давыдова в Новосибирске автомобиль скорой помощи не смог проехать во двор из-за высокой снежной колеи. В итоге 93-летнего ветерана Великой Отечественной войны, инвалида первой группы, пришлось нести до машины через весь двор.

Еще один случай произошел 13 марта: в частном доме на улице Чкалова случился пожар, но пожарные машины и скорая помощь не смогли проехать к горящему дому из-за снега.

— Про зиму, которую мы с вами пережили, можно будет написать многотомный рассказ, — подытоживает снежный сезон Ирина Большакова, главный врач станции скорой медицинской помощи Новосибирска, в пресс-центре ГТРК. — Можно привести много случаев, когда наши водители, доктора вместе с родственниками пациентов и свидетелями происшествий толкали застрявшие машины.

Можно ли оценить по пятибалльной шкале, как идет процесс очистки дорог сегодня, когда обильные снегопады уже закончились? По мнению Ирины Большаковой, на пять чистятся магистрали — здесь снег соскребают практически до асфальта. Во внутри­квартальных проездах уборку производят на четверку. И то недоумение вызывает чересполосица: вычищенные участки чередуются с местами, где навести порядок не удается. Порой путь покрыт снегом толщиной в 50–60 сантиметров. Машины провалятся, начнут тонуть, как только наступит оттепель.

Что же касается «двоечников» — это частный сектор: именно там скорые застревают чаще всего. Наша собеседница в отчаянии обращается ко всем дорожным и коммунальным службам, управляющим компаниям: «Вы выполняете не просто рутинную работу, вы расчищаете дорогу к людям, которые ждут помощи».

Впрочем, снег не единственная преграда на пути специализированных машин. Когда горожане, руководствуясь некой «деревенской логикой», начинают огораживать каждый свой угол, устанавливать заборы и шлагбаумы, возникают серьезные проблемы.

— Любое препятствие на пути спецтранспорта совершенно нелогично с точки зрения человеческой безопасности, — напоминает Ирина Большакова, — но этих препятствий становится все больше. Бывают и такие случаи: нас ждут, нам открывают ворота, мы заезжаем во двор многоэтажного дома, оказываем больному помощь, но потом нам нужно выехать, а ворота уже закрыты. Про нас забыли. И реанимационная бригада полчаса не может выехать с территории, чтобы успеть на следующий вызов. Человеку, который нас вызвал, мы уже не нужны, до него не дозвониться, он не берет трубку.

Комментарии