USD 63.1697 EUR 70.3395

Дмитрий Сибирцев: «В опере всё-таки надо петь»

Анжелина ДЕРЯБИНА
Фото Аркадия УВАРОВА
Фото Аркадия УВАРОВА

Ничего не изменится, пока с телеэкранов будут лоббировать тех, кто ничего собой не представляет

Почему в России безголосая эстрада и плохой футбол? Где то место, где кормятся наши звезды? Почему настоящие голоса не могут пробиться к публике? Об этом и многом другом в эксклюзив­ном интервью «Советской Сибири»  рассказал Дмитрий Сибирцев, российский музыкант и продюсер, директор «Новой оперы».

Наш визави приехал в Новосибирск в рамках арт-проекта «ТенорА XXI века», объединившего десять ведущих солистов престижных московских и европейских оперных театров.

Почему мы лучше итальянцев
— Дмитрий, как получилось, что за десять лет существования ваш арт-проект только сейчас приехал в Новосибирск, где хорошие оперные традиции?

— Маршруты не совпадали! Но, кстати, в концерте мы ни одной оперной арии не исполнили. Для первого знакомства взяли наиболее популярный репертуар с «Посвящением Карузо», Адажио Альбинони, песней «Вечная любовь» и эстрадными шлягерами советского времени. Вообще, это не первый наш визит — мы здесь были два или три раза на корпоративных мероприятиях. Некоторые наши солисты в Новосибирске выступали с оркестром, был Максим Пастер — после того как получил одну из премий конкурса Чайковского. Я с вашим городом давно знаком. В детстве приезжал на спектакль отца: он работал в Пермском оперном театре, а здесь пел Германа в «Пиковой даме», была очень хорошая постановка в 70-х годах.

— Как родился ваш проект?

— Как-то сели на кухне у Максима Пастера и решили, что нужно пуститься в самостоятельное плавание. Мы тосковали по большому количеству выступлений. И договорились, что каждый год будем выпускать две-три абсолютно новые программы. Нас десять человек, но вместе мы собираемся редко, только на каких-то глобальных концертах, потому что ребята заняты в театре, на гастролях. В новосибирском концерте публика увидела пятерых из нас.

— Вы выступали в Италии, в частности перед итальянским премьер-министром. Как там себя чувствовали? Итальянская публика бесцеремонна — может освистать, если услышит хоть одну фальшивую ноту.

— К счастью, нас это миновало. Тут другое. К сожалению, как все итальянцы умеют петь, так все у нас разбираются в футболе. Давайте посмотрим, какое количество итальянцев является звездами первой величины в большой опере? Нет ни одного! Альварес, Флорес — латиноамериканцы. Хворостовский, Нетребко, Абдразаков — наши. Есть испанцы, американцы, но только не итальянцы. Это говорит о том, что они остановились в своем развитии. Иногда кичливость не очень нужна. Другие спокойно делают свое дело и выходят на первые позиции. И те же итальянцы удивляются, что как только молодое поколение русских певцов обратило внимание на чистоту произношения, на стилистику, приложив к этому великолепные голосовые возможности, то сразу всем утерло нос. Наши ребята поют там и пользуются успехом. Еще и выглядят презентабельно. Надо не брюзжать, а исправляться.

— Как вы относитесь к таким проектам, как «Голос»?

— Это очень хороший проект, и не только он, но и многие подобные. Туда приходят действительно самородки или малоизвестные, но с замечательными данными профессиональные артисты. Совершенно потрясающий материал, великолепная подача. Порой они нисколько не ниже уровнем, чем участники больших телевизионных концертов. Но, как ни странно, этих людей с прекрасными голосами после слепых прослушиваний в основном отсеивают. Нужно быть ущербным, чтобы победить, как в прошлом году. Хотя несколько лет назад была великолепная девушка. Но что она может сделать? Только то, что ей сказали. К сожалению, после слепых прослушиваний этот проект останавливается. И не факт, что те, кто сидит в жюри, имеют право судить и дать что-то полноценное конкурсантам. Хорошо, если кто-то попал к Агутину — он замечательный музыкант в своем жанре. Но что он может подсказать человеку, который поет оперную арию? Поэтому он просто не реагирует. И так не реагируют очень многие.

Паваротти бы не пробился?
— Все время возникает вопрос: почему у нас есть такие прекрасные голоса «из народа», при этом такая безголосая эстрада?

— Российская эстрада — это вообще какое-то особое явление. Благодаря, наверное, каким-то своим наработкам эти люди сидят там и находятся на плаву. Видимо, до той поры, когда кого-то не станет либо кто-то просто потеряет любую возможность выступать. Новых и ярких не будет — их просто не выпустят.

Лет десять назад я сюда приезжал на какое-то мероприятие, и была местная группа, которую мы слушали полтора часа. Да простят меня эти ребята — я не помню названия группы. Пели они европейские шлягеры с упором на «Битлз». Это высочайшего уровня музыканты, потрясающие совершенно! Каждый профессионал высшей пробы. Но я почти уверен, что дальше Новосибирска эта группа не пошла. Почему она не стала хитовой на нашем пространстве? Наверное, были причины. Мне всегда обидно за таких людей.

В опере тоже говорят иногда, что сейчас бы Паваротти не пробился. Кому нужен такой огромный дядька с не самой сценической внешностью? Сейчас многие оперные звезды следят не столько за своим голосом, сколько за тем, как себя ведут и сколько времени проводят в тренажерном зале. Это как футбол, который превратился в попсу.

— А вы ведь играли в футбол в юности? С ним у нас тоже почему-то не получается.

— Один из приездов в Новосибирск у меня был связан со спортом — я выступал в туре чемпионата России по мини-футболу. Этот вид спорта тогда был развит, дивные были команды. Тоже все удивлялись: почему тут мы чуть ли не чемпионы мира и Европы, а в большом футболе у нас что-то не получается? Но в те времена положение дел было все же получше. Может, сейчас безвременье, когда должно вырасти новое поколение, которое будет способно думать прежде о том, как играет, а не как смотрится. Ничего не изменится, пока у нас с телеэкранов будут врать по поводу футбола, лоббировать тех, кто ничего собой не представляет. До той поры, пока будут замалчиваться истории со «сдачами» игр. Я вам это говорю как человек, который сам однажды участвовал в такой игре.

Партию Сталина в «Пиковой даме» исполняет…
— Согласны ли вы с мнением, что искусство деградирует: нового не создается, а классика лишь переворачивается с ног на голову?

— Я с этим сталкивался не раз, и как директор театра в том числе. У нас, к примеру, ставили «Пиковую даму», это моя любимая опера. Поставили ее так, как я не приемлю. Например, во время действия появлялся Сталин. Я тогда только пришел в театр и не мог этот процесс остановить. Спектакль показали семь раз, затем сняли с репертуара.

Интересный был опыт почти сорок лет назад, когда в Английской национальной опере поставили «Риголетто», перенесли действие в Нью-Йорк и сотворили мафиозную историю: Герцог — прозвище, а Риголетто работал барменом в притоне, где собиралась мафия. Для того времени это было интересно. Но когда сейчас то же самое делают... Мы все это уже видели!

Скоро это уйдет. Например, Европа возвращается к тому, что в опере все-таки надо петь. Тут другая беда: стало гораздо меньше артистов, которые держат на себе все внимание благодаря мастерству. На помощь приходят трюки, которые отвлекают. Недаром режутся оперы, удаляются целые куски, потому что кто-то сказал, что человеческое ухо не способно воспринимать музыку более чем два часа. Глупость. Это просто желание плюнуть в вечность. Не надо!

— Какие гонорары у солистов оперы?

— Ведущие солисты в крупных театрах зарабатывают хорошо. Если солист выступает в европейском оперном театре, даже в самом престижном американском, то, насколько мне известно, заработок даже самого выдающегося никогда не превышал 25 тысяч евро. Когда они приезжают сюда или здесь выступают наши оперные звезды, ситуация другая. Почему это общество, которое привыкло разбрасываться деньгами направо и налево, приучило всех к тому, что можно запросить столько — и тебе дадут? Помните, как Элтон Джон приехал впервые в Россию на корпоратив? Он сказал: «Конечно, я приеду, ведь мне здесь миллион платят!» Люди были способны выкладывать такие деньги. Роберто Аланья со своей тогда еще женой Анджелой Георгиу — их вообще называли Бонни и Клайдом мировой оперы, потому что они были недоступны по запрашиваемым гонорарам, но наши им платили, вызывали на Рублевку.

Сейчас ситуация изменилась. Платежеспособность упала. Люди из бизнеса перестали платить, они хотят немножко подешевле. И это на нас даже отражается положительно: раньше на какой-нибудь корпоративный вечер пригласили бы IL Divo и заплатили 500 тысяч, а сейчас можно пригласить русских IL Divo — «ТенорА XXI века», которые будут петь то же самое, только за совсем другие деньги. Кстати, в этом году на Рублевке мы будем петь 31 декабря...

СПРАВКА
«ТенорА XXI века» гастролировали в США, Канаде, Китае, Южной Корее, Австрии, Германии, Греции, Италии, Израиле, выступали перед Владимиром Путиным, Джорджем Бушем, Жаком Шираком, Сильвио Берлускони, Ангелой Меркель.

Комментарии