USD 63.1697 EUR 70.3395

Александр Терепа: «Работаем по общественному запросу»

Валентина МАЛЬЦЕВА
Фото предоставлено пресс-службой Законодательного собрания НСО
Фото предоставлено пресс-службой Законодательного собрания НСО

Законопроекты, которые рассматривают депутаты Законодательного собрания региона, затрагивают интересы больших социальных групп

Комитет по государст­венной политике, законодательству и местному само­управлению Заксобрания Новосибирской области создал более 20 рабочих групп, чтобы учитывать мнения профессиональных, общественных объединений в отношении тех или иных принимаемых в регионе законопроектов.

Резонансные вопросы обсуждаются на публичных слушаниях, куда традиционно приглашаются заинтересованные лица и эксперты. Насколько эффективна такая практика? Какие законы ожидаемо результативны, а какие стоит обсудить задолго до их рассмотрения на сессии? Об этом журналист «Советской Сибири» беседует с председателем комитета по государственной политике, законодательству и местному самоуправлению Законодательного собрания Александром ТЕРЕПОЙ.

Публично и тщательно
— Александр Григорьевич, столь интенсивная работа связана с каким-то массивом накопившихся проблем в обществе?

— Дело в том, что региональные законодатели иногда более мобильны и принимают законы, которые на федеральном уровне еще не рассматривались. Поэтому сегодня большой объем работы комитета связан с приведением действующего регионального законодательства в соответствие с более поздними по времени федеральными нормами. Постоянно идет процесс изменения, совершенствования законодательства, в том числе и по общественным запросам к парламентариям. В качестве примера можно привести усиление антикоррупционной составляющей, которая приводит в движение все региональные нормативные акты, касающиеся широкого круга деятельности.

Много внимания уделяется законодательству, формирующему работу органов местного самоуправления.

К тому же правоприменительная практика порой выявляет противоречия в нормативных актах, и надзорные органы обращаются в Законодательное собрание с протестами и предложениями об изъятии таких норм. Реализация того же антикоррупционного законодательства показывает, что его надо корректировать и приводить в соответствие с нормами Гражданского кодекса и Конституции РФ. А это значит, что федеральный парламент будет постоянно вносить поправки, что скажется и на нашей работе.

— В последнее время комитет по государственной политике, законодательству и местному самоуправлению рассматривал несколько законопроектов, которые можно определить как резонансные. Причина в том, что они затрагивают интересы большого числа людей?

— В целом редкие законы направлены на какую-то одну социальную группу. Как правило, законы решают проблемы, которые касаются большинства населения, регулируют отношения, важные для очень многих граждан. И чем более публично и тщательно они обсуждаются, тем больше уверенность в их результативности.

Налог на тунеядство?
— Сейчас обсуждается предложение Министерства труда и социальной защиты РФ о введении налога на неработающих граждан, так называемый налог на тунеядство. В чем его суть и насколько необходима, на ваш взгляд, реализация идеи социальных сборов?

— Это неверное определение — налог на тунеядство. Речь идет о социальных взносах официально не трудоустроенных граждан, получающих зарплату в конвертах. Идея, по-моему, правильная, платить за социальные услуги, которые оказывает государство, должен каждый. Конечно, стоит подумать над механизмом ее воплощения.

Насколько я знаю, расчет был такой: подоходный налог с минимальной зарплаты составляет 11,7 тысячи рублей. За тех, кто официально нигде не работает, взносы в систему обязательного медицинского страхования платит регион. В среднем это 8–9 тысяч. Итого получается 20 тысяч рублей.

Конечно, стоит разобраться, кто эти люди, которые не платят подоходный налог и взносы в соцфонды. Можно предположить, что среди них — живущие на проценты от банковских счетов или за счет сдачи жилья. Если они уже платят налог на прибыль, то этого достаточно.

Мы исходим из того, что налог — это определенный принцип участия гражданина или организации в создании экономического потенциала для решения общих вопросов. Достаточно существенная для того, чтобы нельзя было не обращать на это внимание, часть трудоспособного населения не участвует в формировании, например, Фонда обязательного медицинского страхования (ФОМС). И об этом надо говорить, ведь все прекрасно понимают, что на тот объем медицинской помощи, который сегодня востребован, у нас есть только те деньги, которые общество собирает на эту медицинскую помощь. Здесь подход правильный. Следует предложить гражданам, которые сегодня не работают, а может, работают, но уклоняются от уплаты налогов, задуматься.

Можно сколько угодно критиковать существующий уровень медицинского обслуживания, но надо четко понять, что без участия всех в этом процессе улучшить его не получится.

Да, инвалиды, пенсионеры, дети, безусловно, не должны платить за медицинскую страховку. Но в каждом регионе есть некая доля вполне трудоспособных граждан, которые не участвуют в формировании ФОМС. При этом порой у таких «безработных» в материальном плане дела идут неплохо — есть и приличное жилье, и автомобиль. Вот такие граждане, я полагаю, могут поучаствовать в пополнении бюджета ФОМС.

Надо подумать о сельских жителях, живущих за счет личного хозяйства. Осилят ли они соцвзносы? Проблема есть, и ее необходимо решать. Известно, что за граждан, которые не работают по трудовому договору и получают зарплату в конвертах, платит региональный бюджет. Численность таковых составляет порядка 400 тысяч человек, или 25 процентов от всего неработающего населения области (с учетом нетрудоспособного).

По данным Росстата, в России 75 миллионов граждан трудоспособного возраста (от 16 до 54 лет для женщин и от 16 до 59 лет для мужчин), при этом в 2015 году в Пенсионный фонд поступили отчисления лишь за 62 миллиона человек.

В Новосибирской области свыше 38 тысяч выявленных нелегальных работников были официально трудоустроены с начала 2016 года. Об этом шла речь на заседании межведомственной комиссии при правительстве региона по вопросам снижения неформальной занятости и легализации неофициальной заработной платы работников организаций.

Известно, что есть те, кто не хочет вносить платежи. С такими и надо работать. Если у человека и приличный дом, и приличная машина, в ФОМС он должен заплатить. У нас не такие богатые бюджеты, чтобы решить все задачи в образовании, социальной защите, поддерживать на определенном уровне учреждения культуры и спорта, решать общехозяйственные задачи без достаточных поступлений ото всех заинтересованных сторон. Там, где мы сегодня остро нуждаемся, а это как раз сфера медицины, нужен специальный бюджет. В его формировании должны поучаствовать все.

По серой схеме
— Александр Григорьевич, в каких сферах погрешностей больше?

— У нас очень много таких сфер, где доходы декларируются в урезанном виде. Показывается минимальная зарплата вместо реальной, так называемая серая схема. А есть деятельность вообще без регистрации, преимущественно этим грешат в сфере услуг, торговле, строительстве. В прошлом году на круглом столе в Законодательном собрании мы говорили о том, что из общего числа не охваченных трудо­устройством граждан трудоспособного возраста 29 процентов составляют студенты, три процента — официально зарегистрированные безработные, остальные по разным причинам не работают. За всех них областной бюджет платит взносы в ФОМС: только в 2015 году их сумма составила более 12 миллиардов рублей, в 2016-м она вырастет.

Снижаются поступления доходов от взносов по застрахованным лицам и в Пенсионный фонд — сегодня сумма поступлений значительно меньше объемов выплат областным пенсионерам. В 2015 году местное отделение Пенсионного фонда России собрало с работодателей 72 миллиарда рублей, тогда как на выплату страховых пенсий было потрачено 106 миллиардов.

Разница в том числе связана с находчивостью страхователей или застрахованных лиц, которые, к сожалению, могли согласиться на зарплату в конверте или на зарплату ниже МРОТ, установленного законом. А есть еще нелегальный сектор. Из 150 тысяч зарегистрированных в области юрлиц только 95 тысяч направляют отчеты в Пенсионный фонд. То есть мы не видим значительную часть регистрантов — около 55 тысяч. Числятся, возможно работают, получают прибыль, но отчетов не представляют. Похожая картина складывается и с индивидуальными предпринимателями: из более чем 70 тысяч ежегодно добросовестно уплачивают страховые взносы в ПФР чуть более 50 процентов.

Но все-таки большинство работающих понимают, что сегодня именно за их счет покрываются социальные траты на так называемых безработных. И мы говорим не об официально зарегистрированных на бирже труда гражданах. Наверное, понятия о справедливости и гражданской ответственности еще не настолько стерты из сознания, чтобы они не играли роли в общественном мнении.

Комментарии