USD 77.0809 EUR 91.3563

Добро — дело интимное…

Вероника БАРАШКОВА
Фото Аркадия УВАРОВА
Фото Аркадия УВАРОВА

Милосердие сегодня в тренде: только в Новосибирске существует несколько десятков различных благотворительных организаций, которые помогают нуждающимся и обездоленным. Большинство из них живут от акции к акции, но есть и такие, которые работают изо дня в день, и так уже почти 150 (!) лет.

Одна из них — Российский Красный Крест. Какая помощь сегодня востребована, а какая — нет? И кто наживается на милосердии? Об этом и многом другом мы расспросили председателя Новосибирского отделения Российского Красного Креста Наталью ЯКИМОВУ, пригласив ее на вечерний разговор в редакцию ИД «Советская Сибирь».

Горячие точки — по согласованию
— Наталья Васильевна, организация «Российский Красный Крест», с одной стороны, самая известная в стране, с другой же — мало кто знает, в чем на самом деле заключается ваша миссия. Вы какие цели перед собой ставите?

— Я бы не сказала, что нас никто не знает, потому что в конце прошлого года мэрия проводила интернет-опрос о популярности благотворительных организаций Новосибирска, и мы заняли в рейтинге почетное первое место. Что касается нашей главной цели, то она заключается в том, чтобы предотвращать и облегчать страдания всех людей без какой-либо дискриминации и защищать человеческое достоинство. Есть такое выражение: «Помогать людям — это искусство любви к ним».

— Какими методами? Для многих Красный Крест ассоциируется с работой в горячих точках, таких всегда хватало, есть они и сейчас, но, насколько я знаю, в соответствии с Женевскими конвенциями в военных действиях могут участвовать только сотрудники Международного комитета Красного Креста. Или новосибирцы все же выезжают в места локальных конфликтов?

— Горячие точки — это только часть гуманитарной деятельности Международного комитета Красного Креста. Этой организацией принято много документов по международному гуманитарному праву, есть и такой, как «Право войны». Он применяется только тогда, когда противоборствующие стороны исчерпают все возможные пути мирного решения конфликта. Но и в этом случае организация помогает мирному населению, так как всегда в таких условиях возникает гуманитарная катастрофа и страдают дети, старики, женщины… Что касается гуманитарной помощи, которая идет за рубеж, то бригады для осуществления этой деятельности формируют правительственные органы. Чаще всего этим занимается МЧС, но если требуется наша помощь — мы помогаем, следуя принципам международного движения Красного Креста. Выезд в горячие точки новосибирцев возможен только с согласия руководства Российского Красного Креста.

03_HE0A4648.jpg

Фото Аркадия УВАРОВА

— Отправка гуманитарных грузов — часть вашей деятельности, но в последнее время вокруг этого много слухов, особенно когда на Украину помощь шла. Говорили, что разворовывают, спекулируют. Как вы относитесь к такого рода подозрениям?

— Иногда в СМИ вижу такие сюжеты, но я к этим слухам отношусь осторожно. На Донбасс лично мы гуманитарную помощь не отправляли, тем не менее я на сто процентов уверена: эти подозрения — чья-то провокация или элементарная неграмотность, все доставляется до последней крупинки, до последнего грамма, до последней банки. Но как на месте распределяется, отследить бывает сложно, это уже на совести получателей. Впрочем, мы занимаемся не только гуманитарной помощью, задач у нас много  — это служба милосердия по уходу на дому за тяжелобольными, сервисная транспортировка носилочных пациентов, обучающие программы и другое.

Научите милосердию!
— Вы уже много лет возглавляете новосибирскую организацию. Вспомните, с чего все начиналось и чего не хватает в вашей деятельности до сих пор.

— Российский Красный Крест в следующем году отметит 150-летний юбилей. В свое время в новосибирской организации был очень большой коллектив, но в связи с социально-экономическими преобразованиями многие ушли на госслужбу, в органы социальной защиты, однако даже сейчас я слышу мнение, что самые надежные, самые ответственные, самые безотказные — это работники нашего Красного Креста. Бывает, собираемся вместе, вспоминаем, что у многих это было самое светлое время. Сейчас — не плохо, сейчас иначе.  Да, мы участвуем в различных конкурсах социально значимых проектов, получаем гранты, но государственной поддержки порой не хватает, и не только финансовой. Милосердие — это часть общей культуры общества и отдельного человека, а с этим сегодня есть проблемы. Например, хотелось бы, чтобы существовали какие-либо курсы по обучению правильному уходу за тяжелобольными, пожилыми людьми. У Российского Красного Креста есть уникальная программа «Основы ухода в домашних условиях». Потребность в подобном уходе большая, у нас ресурсов не хватает. Но почему-то в реестре профессий РФ нет такой специальности, как сестра милосердия или специалист по уходу. Их никто не готовит, пожалуй, только мы обучаем соцработников первичного звена, но подобные специалисты крайне нужны обществу, и в большом количестве.

— У некоторых региональных отделений Красного Креста существуют свои учреждения, например детский дом, школа-интернат. У нас есть что-то подобное?

— Нет. В свое время в части имущества наша организация была очень состоятельной. Вот кто сегодня знает, что пионерский лагерь «Артек» в 1925 г. построил Российский Красный Крест? И санитарную авиацию создал Красный Крест — мы в тот период готовили для здравоохранения медсестер. Но в 1938 году у нас все забрали и передали по ведомствам. Даже у скромного новосибирского Красного Креста было 56 парикмахерских, 3 поликлиники, 10 дезбюро и 3 зубоврачебные лаборатории!  Нас пытались превратить в «бумажную» организацию, но добрые дела продолжались: безвозмездное донорство, подготовка санитарных дружин для нужд фронта и тыла.  Вот те девочки с краснокрестными сумками, которые шагали по полям войны, — это воспитанницы нашей  организации! Поэтому праздник Победы — это и наш праздник. Кстати, май — месяц для нас вообще знаковый: 8 мая Международный день Красного Креста, 15 мая — день рождения Российского Красного Креста, и мне от души хочется поблагодарить всех, кто связал с нами свою жизнь и помогал в работе, пожелать им всего самого наилучшего, они этого достойны.

03_HE0A4651.jpg

Фото Аркадия УВАРОВА

Ставка на пожилых
— А кто ваши сотрудники? Сколько их? И что ими движет?

— К сожалению, к нам молодые люди на постоянную работу не идут, им нужна высокая зарплата, а мы этого гарантировать не можем. Так что основная часть наших волонтеров — пенсионеры, у которых дети выросли, а им хочется поделиться с кем-то заботой и теплом. Ими движет, конечно, доброта.

— С чем к вам новосибирцы обращаются? Пенсионер, которому не хватает пенсии на продукты, может к вам прийти и попросить помощи? Поможете? Или, как в любой соцзащите, ему придется множество справок собрать и доказать, что он бедный?

— Наш принцип: какая бы ситуация ни была, никогда не отказывать в помощи. Она бывает разной: человек не владеет информацией, надо помочь в оформлении документов, а иногда и просто поговорить, успокоить, предложить чашку чая, чтобы он оттаял, и жизнь ему уже не будет казаться безнадежной. Каких-то массовых мероприятий мы не проводим, но активно участвуем в жизни и города, и области. Проблем у людей много, и, если можем помочь, мы радуемся. Например, сбором вещей. Для этих целей мы планируем в офисе выделить постоянно действующую площадку, чтобы это было удобно и населению, и организациям, если они желают оказать помощь.

— А кто вообще финансирует организацию? И бывает ли так, что кто-то пытается нажиться на милосердии?

— Мы членская организация, все участники платят взносы, плюс есть пожертвования, грант. Но, конечно, благотворители встречаются разные, хотя на милосердии нажиться, мне кажется, невозможно. Приведу слова святого Иоанна Златоуста: «Каждый раз, когда мы не совершим милосердие, будем наказаны, как грабители». Я же уверена, что добро — дело интимное, и не считаю, что о нем нужно кричать на каждом углу.

Комментарии