USD 71.5763 EUR 76.8344
 

Владимир Карпов: «Кризис экзаменует всех»

Валентина МАЛЬЦЕВА
Фото Аркадия УВАРОВА
Фото Аркадия УВАРОВА

Идеолог и практик КПРФ учит молодых нахальной непочтительности к бюрократическим догмам

Владимир Карпов — заместитель председателя Законодательного собрания Новосибирской области. Лидер фракции КПРФ. Секретарь обкома КПРФ. Награжден почетной грамотой Государственной думы РФ и медалью Законодательного собрания «Общественное признание». Если говорить о неформальных степенях и званиях, то он не только известный идеолог, знаток теории и истории коммунистического движения, но и профессиональный практический политик.

Еще одно «общественное признание» Владимир Яковлевич получил уже совсем на другом «континенте» публичной жизни — как исполнитель русских народных песен и романсов. Диск с его записями коллеги и друзья считают за честь иметь у себя в фонотеке.

Но сегодня, увы, время тревожное, не располагающее к разговору о творческом процессе. Как эти тревоги сказываются на настроении и жизни одного из самых опытных депутатов Законодательного собрания области? На этот и другие вопросы отвечает Владимир Карпов.

Возможности решения принципиальных задач
— Владимир Яковлевич, вы старожил депутатского корпуса, и, наверное, невольно сравниваете, как было раньше и что стало теперь?

— Да, в шестой раз меня избрали областным законодателем, однако ветеранской ностальгии я не испытываю, поскольку перед коммунистами-законодателями стоят очень интересные принципиальные задачи. И что главное: появились возможности для их решения. Кризис не только экзаменует всех нас, но и реализует хорошо забытое старое. Наряду с новым, конечно. Предстоит существенная ломка многих представлений, устоев, схем руководства.

Пример на понимание: возвращение Крыма, санкции против России вдруг в самом главном объединили, казалось бы, непримиримых политических соперников.

— Вы имеете в виду экономику или политику?

— Эти две сферы отделить невозможно, настолько прочно они увязаны.

В развитых западных странах есть четкое деление: партии ведут свою борьбу, уходят-приходят президенты, а конкретные экономические проблемы разрешаются бизнесом достаточно автономно. У нас такого нет. Не могу сказать, хорошо это или плохо, но это так, это наша традиция, так, видимо, реализуется наша идентичность.

Были временные попытки разъединить политику и экономику, чтобы всеми процессами управлял рынок, а суверенитета каждый регион брал «столько, сколько проглотит». И что? Только дров наломали, и традиция вернулась на круги своя.

Для нашей партии вполне приемлем принцип: политика — это концентрированное выражение экономики. Соответственно в этой традиции выстраиваем свою политическую деятельность. Поэтому наши политические цели — это не отвлеченный набор лозунгов. Мы знаем, что они тесно связаны с последствиями социально-экономической жизни и что любое политическое действие в свою очередь обусловлено социально-экономическим бытием.

Я уверен, что какими-то политическими декорациями, персонами наличие этой связи может быть закамуфлировано, но объективно она есть и напомнит о себе со всей принудительной силой.

Вспомним: в угаре перестройки в области изгнали планирование из политики власти. А экономика требовала планирования. И оно вернулось в форме стратегий и программ развития.

Демократический централизм не священная корова
— Знаменитый демократический централизм остается принципом для партии? Как его воспринимают молодые коммунисты?

— Я четвертый год по воскресеньям веду занятия в партшколе. И это не «краткий курс бойца», а двухгодичное комплексное образование. Программа разработана мною с учетом всех новейших взглядов на политический процесс, в том числе и на технологии. Слушатель школы имеет возможность получить ответы на принципиальные вопросы: в чем причина трагедии СССР, что делать со страной и партией в современных условиях и так далее
В итоге школа помогает воспринимать демократический централизм не как священную корову, а как способ живой организации политической работы. Поскольку этот принцип и многие другие устои партии зиждутся на диалектическом подходе, они требуют нахальной непочтительности к бюрократическим догмам.

Молодые люди с интересом узнают, что подбор и расстановка кадров при обюрокрачивании порождают механизм отрицательного отбора, когда наверх гарантированно проходят не лучшие, а худшие. Мы обсуждаем и вырабатываем механизмы нейтрализации такого перерождения.

Опыт пригодился
— На протяжении всего времени вы работаете в одном комитете, в то время как другие депутаты не столь постоянны. С чем это связано?

— Если бы возникло понимание, что для работы Заксобрания и фракции нужно перейти в другой комитет, я бы это сделал. Проблема в том, что депутаты принимают не просто готовый продукт, то есть закон, а участвуют в его подготовке. Законодательство стало настолько сложным, что порой доработка требует исключительной тщательности. Нужно иметь большой опыт, чтобы за громадным количеством статей, законов увидеть суть и их последующее влияние на жизнь. Я рад, что мой опыт в этом комитете востребован.

— В начале работы шестого созыва стало известно о новой структуре — координационном совете при губернаторе, в который входят и министры, и депутаты. Почему именно сейчас возникла в этом необходимость?

— Есть опыт прошлого, когда в кризисное время создавалось постоянно действующее совещание — ПДС — с участием ключевых руководителей администрации и областного Совета депутатов.

Подобный совещательный орган действовал в тяжелых экономических и социально-политических условиях, когда у области почти на все не хватало денег. В сложных ситуациях абсолютно необходимо лицом к лицу согласовывать важные решения государственной власти. На этот раз совет создан по инициативе губернатора Владимира Филипповича Городецкого.

Первые заседания показали, что это не декоративный орган, и третья сессия не прошла бы так организованно, если бы накануне не работал этот совет. Мы на деле увидели его результативность.

Баланс интересов
— По закону некоторые полномочия муниципальных органов переданы на регио­нальный уровень, соответственно, и обеспечение средствами областного бюджета. Вернули и налоги для этих целей, забрав их у муниципальных образований, в том числе и десять процентов НДФЛ. С точки зрения экономики это просто констатация статус-кво. Почему этому придается политическое звучание, а тема постоянно обсуждается?

— Даже два человека при самых лучших отношениях бессознательно заботятся о сохранения уважительного отношения к себе и своему статусу. У Новосибирска и других муниципальных образований есть свои интересы и естественное стремление их отстаивать. И то, что государственная власть области имеет интересы и хочет выполнять свои функции по отношению ко всей территории области, принимая для этого решения по налоговой сфере, — это тоже естественно. Необходимо только соблюдение справедливого баланса интересов.

— Мне кажется, что компартия сумела сохраниться не только как поборник популярной идеологии, но и за счет своей высокой договороспособности, по-китайски мягкой политике в отношениях с властью?

— КПРФ — большая партия, есть соответственно огромный опыт во всех регионах. Мы присматриваемся к нему и видим: есть линия жесткой непримиримости и есть линия подчиненности власти. Это крайности. Наш стиль сбалансирован, соответствует тому, что наработано в Новосибирской области, обусловлен принципиальными позициями и одновременно пониманием, в какой среде, в каких условиях нужно действовать, чтобы найти согласованные решения в отношениях с другими партиями и исполнительной властью.

— И в итоге ваша организация считается лучшей в системе КПРФ?

— Не хотел бы обижать коллег, мы не лучшие, мы просто по многим показателям в авангарде. У нас есть целый реестр объективных показателей, по которым судят об уровне работы партийной организации: выборы, динамика роста партийных рядов, наличие системы партконтроля, в том числе и за выборным процессом, и многое другое. По всему комплексу видов работы Новосибирская организация высоко ценится и ЦК, ее лидером Геннадием Андреевичем Зюгановым и в целом всеми коллегами.

— То есть вы постоянно генерируете новые формы?

— Да, и партучеба, о которой я уже сказал, и съезд депутатов всех уровней, и своя система контроля за выборным процессом, и профессионально выстроенное присутствие в информационном пространстве — все это незаемные проекты новосибирских коммунистов. Возможно, не у всех есть такие возможности, как у нас. Для примера упомяну, что программа партии, с которой мы шли на выборы в Заксобрание, обсуждалась с представителями научного сообщества Новосибирска.

Решение одно: готовиться
— У вас недавно прошел пленум по подготовке к выборам в Госдуму. Какие-то конкретные решения уже приняты?

— Решение может быть только одно: серьезно готовиться. Если уж на выборах в Заксобрание такие страсти разгорелись, то на выборах в Госдуму это может приобрести неуправляемый характер. Все партии заявляют о себе как о государственниках. Значит, у партий и персон есть принципы понимания жизни нормального общества. И в соответствии с ними нужно привнести принципы ведения политической борьбы.

Кстати, Нобелевскую премию мира нынче получил Тунисский квартет. Там политические силы не просто боролись между собой, а кровь проливали, но когда угроза хаоса в стране стала реальной, нашли в себе силы, чтобы за столом переговоров выработать общие подходы и спасти родину от разрушения. На Украине такого не получилось. У нас перед выборами в Заксобрание — тоже.

Перед выборами в Госдуму будем предлагать механизм самоконтроля политических сил, но пустые бумажки подписывать не будем. Наша цель состоит в том, чтобы Новосибирская область прошла избирательный процесс без нагнетания психоза.

Нужен четкий недвусмысленный общественный договор с участием авторитетных организаций. Чтобы в итоге к нарушителям, если таковые появятся, применили меры общественного бойкота. Это самое страшное наказание для политической партии.