USD 73.5453 EUR 89.2546

Андрей Панфёров: «В политике есть риск быть заклейменным»

Валентина МАЛЬЦЕВА
Андрей Панфёров, первый заместитель председателя Законодательного собрания Новосибирской области, отвечает на вопросы журналистов. Фото предоставлено пресс-службой Законодательного собрания НСО
Андрей Панфёров, первый заместитель председателя Законодательного собрания Новосибирской области, отвечает на вопросы журналистов. Фото предоставлено пресс-службой Законодательного собрания НСО

Андрей ПАНФЁРОВ — военный в четвертом поколении, он привык не искать войны, но и не обеспечивать мир компромиссами любого качества

Руководитель фракции «Единая Россия» в Законодательном собрании Новосибирской области уверен, что люди с наступательным характером необходимы для успешной политики. А в чем ее цели и методы их достижения, попробуем разобраться.

«Боевой» опыт всегда полезен
— Андрей Борисович, все бывшие военные не могут не воевать?

— Без войн армия теряет боеготовность, поэтому для солдата, офицера и политика «боевой» опыт всегда полезен.

— А как определяются точки тех явлений, которым нужно противостоять? Для этого нужно находиться на переднем крае: быть депутатом, быть в профессии, которая требует «боевых» качеств?

— Есть круг вопросов, от которых нельзя «откосить», это честнее по отношению к людям. Военнослужащим претят обтекаемые оценки. Может, не всегда они точны, но резкие суждения скорее приведут к истине, чем хождение вокруг да около. Это с одной стороны. С другой — любой человек, сознательно или нет, всегда реализует свой характер, свой интеллектуальный, жизненный, политический багаж. Если обстоятельства требуют именно твоих решений, ты должен их принимать.

— В обществе постоянно происходят конфликты, по которым далеко не все политики стремятся высказать свое мнение. Из последних — выборы мэра-коммуниста, спорный спектакль «Тангейзер», закон о декларациях для всех уровней власти. Почему вы не боитесь говорить на самые острые темы? Резкие высказывания — это не риск для политика?

— Да, в политике есть риск быть заклейменным даже по одному эпизоду, как это было в случае с моими высказываниями по поводу «Тангейзера». Все равно, основная часть общества разделяет со мной это «клеймо», именно эту часть я представляю как депутат и как политик.

Откровенность не разрушает отношений и карьер, она дает право оценивать события не оглядываясь на «марью алексевну». Как говорил герой Булгакова, правду говорить легко и приятно, особенно если не имеешь целью кого-то обидеть, а лишь хочешь высказать свою точку зрения в надежде на конструктивное обсуждение какой-то проблемы. Иногда мою правду люди не готовы услышать, но мы должны обсуждать все точки зрения, чтобы найти верное решение.

— Меры по декларированию доходов представителей всех уровней власти еще не приняты, может, и вообще уйдут «в свисток». Все осторожничают, а вы уже высказались по этому поводу...

— Для меня как члена партии «Единая Россия» нонсенс, если депутат или чиновник, те, кто призваны радеть за интересы государства, имеют счета в банках зарубежных государств, особенно в тех, которые объявили санкции Российской Федерации, или имеют недвижимость за рубежом, которому мог бы позавидовать любой магнат или долларовый миллионер.

Новый партийный взгляд
— После вашего прихода в «Единую Россию» стали говорить о новом партийном взгляде. Как это сказывается на законотворчестве, отношениях с исполнительной властью, коллегами?

— Новый партийный взгляд — это прежде всего стремление к максимуму конкретики в делах, стремление отойти от разговоров о парламентаризме, а пытаться жить в его правилах, его реальности. Чутко прислушиваться, и если в обществе нет понимания каких-то идей «Единой России», непременно выяснить, почему. Думаю, что в настоящее время есть два фактора, которые существенно влияют на внутреннюю политику: отношение партии к жесткому диктату в отношениях с другими общественными организациями и партиями. Я убедился, что у нас депутаты всех партий находятся в заботе о том, как сделать регион сильным, процветающим. У каждого подходы разные, но программы схожие.

И второй фактор: внешняя политика актуализирует консолидацию, и к этому тоже нельзя не прислушиваться. Устав, его принципиальные положения, в том числе и дисциплина, — это условия существования партии. Особенно нужно понимание особой роли «Единой России» в жизни государства, к этому следует относиться крайне щепетильно, тем более что у истоков партии — наш Президент Путин и Шойгу, которых я очень уважаю. В Новосибирске — это такой яркий политик, как Карелин. И мы просто обязаны быть на высоте, и в том числе принимать критику. Будем откровенны: часто она справедлива. В так называемые тучные годы некоторые люди пришли в партию, чтобы решать свои дела по бизнесу. Это далеко не лицо партии, но достаточно каких-то эпизодов, чтобы по ним судить обо всем остальном.

Постоянно в контакте с людьми
— А какие возможности есть для формирования лица партии?

— Мой округ, на котором я работаю вот уже третий созыв, непростой — Кыштовский, Чановский и Венгеровский районы. Прямо скажем, не самые благо-устроенные — 600 километров от Новосибирска. И чтобы правильно осуществлять свою депутатскую деятельность, вносить поправки в бюджет, ставить вопросы на комитетах, необходимо постоянно бывать на округе, строить устойчивые и систематические отношения с избирателями, принимать участие во всех делах вверенной мне территории. Там бывают ситуации, требующие срочного решения. Например, построили мост, но не разрешают провозить через него выращенный урожай: мол, беречь надо от нагрузок. Согласен, надо беречь, но объяснить людям режим работы моста, какой груз можно везти и так далее. Для меня важно, что избиратели меня информируют обо всех своих проблемах.

Горы я не свернул, но постоянно в контакте с людьми. Там своя жизнь, со своими красотами и тяготами. Люди очень откровенные, непосредственные. Приехал на ферму, а мне одна доярка говорит: «Ну, расскажите мне про хорошее будущее. Муж пьет, и сын тоже». А в другой семье свое горе: сын служил в армии и погиб в Чечне. Родители, а это татарская семья, даже по-русски не совсем чисто говорят, не знают, к кому обратиться, им обидно, что, лишившись сына, они не получили никакой поддержки. Вот такие «мелкие» проблемы, которые никаким оперативным законо-творчеством не решишь, но уже действующие законы можно призвать на помощь. Так, с правами семьи погибшего солдата пришлось мне дойти до министра внутренних дел (тогда был Нургалиев). Материальная поддержка небольшая, однако морально людям много легче, у них теперь статус семьи погибшего при исполнении служебного долга.

Ответственность за государственные дела
— Получается, что люди воспринимают вас как представителя государственной власти?

— Считается, что цель партии — власть. Борьба за нее и победа большинства приводят к тому, что партия фактически берет на себя ответственность за государственные дела. За годы своей работы в Законодательном собрании я убедился: люди все очень хорошо понимают и не склонны взваливать мировые и местные беды на партию, которая стремится реализовать самые насущные программы. В качестве такого не очень успешного, но важного примера можно привести программу «Единой России» «Наш дом». По замыслу, государственная власть должна была решать инфраструктурные вопросы строительных площадок для комплексов малоэтажного жилья. Конечно, в Новосибирской области доля государства могла бы быть выше, но все-таки этот проект нельзя назвать провальным, потому что он попал в точку — очень многие уловили этот импульс, восприняли его как государственную политику и стали активными застройщиками. Сами действовали и теребили власть, чтобы помогала хотя бы административными мерами, коль финансовых не хватает.

Блага цивилизации «по требованию»
— Андрей Борисович, многие направления работы депутатского корпуса вы курировали по долгу службы или партийному долгу. А что более всего по душе? Какую программу вы бы хотели лично реализовать? Какую поправку в законы внести, чтобы она была вписана в парламентскую историю как поправка Панфёрова?

— Депутат, который избирается по одномандатному округу, — это как общевойсковой офицер: отвечает за все, от организации боя до тылового снабжения.
Представьте себе, как я, сугубо городской человек, себя почувствовал, впервые приехав в деревню?

— Это оказалось круче, чем афганская горячая точка?

— Пожалуй, так. В боевых условиях есть всегда четкая задача и приемы ее выполнения.

В деревне я сразу понял, что понятие «сельский образ жизни» действительно формируется в других координатах. Тут и понятие комфорта другое. Под городские стандарты эту жизнь не стоит «перелицовывать». Но то, что она нуждается в своей системе — обеспечении дорогами, медицинским, образовательным, информационным, товарным обслуживанием, услугами связи, — несомненно. Эти проблемы пытались решать и при советской власти, укрупняя деревни, концентрируя социальные объекты в одном месте. Сейчас с новыми технологиями могли бы по-новому подойти к застарелым проблемам. Идея электронного правительства может быть расширена во все сферы жизни села. Дистанционно можно и образование получить, и больного не трясти по плохим дорогам при условии профессионального консультирования по интернету.

Вот я хотел бы содействовать такому преобразованию деревни, где люди живут своей привычной, спокойной жизнью и имеют возможность пользоваться благами цивилизации «по требованию». А не как мы, замученные «гримасами цивилизации»: спамом, рекламой, городским шумом и вынужденным широким кругом общения в транспорте и на улицах.

СПРАВКА
Андрей ПАНФЁРОВ, депутат от избирательного округа № 1 (Венгеровский, Купинский, Кыштовский, Чановский районы). Воевал в Афганистане, Нагорном Карабахе, участвовал в боевых действиях на территории Чеченской Республики. Награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени, тремя орденами Красной Звезды, орденом Мужества, имеет благодарность председателя Совета Федерации РФ.

Комментарии