USD 71.5763 EUR 76.8344
 

Егор ОРЁЛ: «Мы хотим не просто сидеть и слушать»

Фото Михаила ПЕРМИНА
Фото Михаила ПЕРМИНА

Почти взрослая политика

Больше полугода на территории Новосибирской области работает молодежный парламент. И, как говорят сами молодые парламентарии, впервые за долгое время молодёжь получила право громко заявить о себе и своих проблемах. Однако многие до сих пор со скепсисом относятся к молодым парламентариям, советуют лучше заняться реальными делами, а не играть в политику.

О том, как удается пробить стену недоверия молодым и амбициозным, рассказал председатель молодежного парламента Новосибирской области Егор ОРЁЛ, которого мы пригласили на вечерний разговор в редакцию ИД «Советская Сибирь». 

И все такие разные

— Егор, тебе всего двадцать лет, но ты уже занял такой большой пост. В чем секрет? Может, дело в фамилии?

— Я постоянно сталкиваюсь с позитивной реакцией на мою фамилию. Часто спрашивают: не псевдоним ли это, а может, специальный политический ход? Многие любят пошутить на эту тему, но так или иначе с незнакомыми людьми это снимает определенное напряжение, настраивает на неформальный лад. Но  дело все-таки не в этом. Я считаю, что успех пришел в качестве поощрения за хорошую и продуктивную работу. Кто для меня главный авторитет и пример для подражания? Отец и деды — грамотные руководители и очень хорошие люди. Они не всегда согласны со мной, могут и раскритиковать, но всегда поддержат и дадут дельный совет. Но о карьере политика я не всегда задумывался. Два года назад я поступил в НГТУ на самый престижный инженерный факультет и стал близок к своей мечте — быть инженером. Став призером олимпиады по теоретической механике, был приглашен участвовать в научных исследованиях, но потом случились выборы в молодежный парламент, и науку пока пришлось отложить.

— Что из себя представляет молодежный парламент? Если в нем постоянные комитеты, фракции депутатов или под красивым названием прячется обычное молодежное объединение, существующее для галочки?

— В ходе выборов в парламент были избраны 44 представителя от каждого района области и городских округов. Этим мы и отличаемся от всех других молодежных дум, которые ранее существовали на территории Новосибирска. У нас нет специальных комитетов — мы решили работать одной большой командой, но по надобности создаем рабочие группы по отдельным вопросам. Наш парламент избран на два года, в него вошли не только руководители общественных организаций, но и просто молодые люди, которые активно проявляли себя на местах, за кого проголосовала молодежь. Люди с очень разными взглядами и позицией. До профессиональных политиков нам еще нужно дорасти, но все мы люди уже с устоявшимися взглядами.

— Часто ли со стороны молодежный парламент воспринимается лишь как временная затея, детская игра в политику, что ли?

— Не везде нас воспринимают всерьез. Многое зависит от того, как сам молодой парламентарий себя поставит, поведет. Одна из наших первоочередных задач — сделать так, чтобы нас принимали и с нами считались на уровне администраций городов и районов. Мы уже не дети, мы хотим работать.  Уже есть опыт предложения поправок в закон «О патриотическом воспитании в Новосибирской области». Их, правда, старшие коллеги отклонили, но на то он и первый блин, чтобы быть комом.


Все по-настоящему

— В адрес членов молодежных парламентов, которые активно созываются по всей стране, звучит еще один упрек: что это для молодых людей лишь повод быть замеченными и сделать карьеру в государственных структурах, а не реально работать.

— За всех не могу сказать, но мне такой  подход неинтересен. Ведь сам по себе, без людей, молодежный парламент ничего не стоит — нужно свою состоятельность доказывать реальными делами. Например, в моем Каргатском районе десятки лет не было пляжа. Коса реки, где можно было бы отдыхать, со временем стала пастбищем для гусей, свалкой, но никак не зоной отдыха. По многим параметрам оформить пляж мы не могли. Я изучил закон, убедил в реальности осуществления идеи городскую администрацию, и мы создали, полностью официально, площадку для отдыха на берегу реки. В благоустройстве участвовали сами жители района, и всего за четыре тысячи рублей, которые дал спонсор, мы сделали зону с песком, волейбольной площадкой, санузлом, костровыми местами и автомобильной парковкой.

— А как прошли выборы? Не было ли скандалов: вбросов, каруселей, провокаций, как на «взрослом» голосовании?

— Кандидаты вели себя по-разному. Конечно, не обошлось без скандалов вроде подвоза голосующих за определенного кандидата к участку на автобусах, ими занималась молодежная избирательная комиссия. Но ведь мы первые в России, кто провел такое голосование. Все было по-настоящему: с единым днем голосования, с округами, с бюллетенями и настоящей предвыборной гонкой, волнующим ожиданием результатов. На некоторых округах было до одиннадцати кандидатов на один мандат. Я избирался от Каргатского района — кстати, он является географическим центром Новосибирской области. Меня там хорошо знают, поэтому победу одержал уверенно, хотя были очень достойные соперники.

— А с явкой как?

— По-разному. Были округа, где на выборы пришло двадцать человек — кто больше знакомых приведет, тот и победил. У тех, кто проводил встречи с избирателями, результаты лучше. Рекорд этих выборов — более 600 голосов на одном участке в Барабинском районе. Всего нас сейчас в парламенте сорок четыре, гораздо меньше человек, чем у «старших» коллег из Законодательного собрания. Конечно, по прошествии полугода вижу, что и среди «молодых депутатов» есть случайные люди. Но все-таки большинство осознанно сделали этот шаг и хотят что-то изменить. Часто приходится читать и слышать, что о своем депутате люди узнают только накануне выборов. А что этот человек делал весь срок? Мы не хотим повторять ошибок — закрываться от наших избирателей, даже если их всего несколько десятков человек, не это нам нужно. Нас и найти легче — мы всегда на связи в социальных сетях и в интернет-приемной. Сидеть в кабинетах и ждать, когда к тебе придут люди, — не по-нашему.

Полностью свободные

— Насколько вы свободны в своих действиях и решениях? Или за вами присматривают?

— Мы полностью свободны в своих действиях. У нас есть два документа, которые задают траекторию нашей работы: один придуман был не нами, а депутатами Заксобрания, а вот регламент мы разработали сами. Например, чтобы стать более демократичными, мы ввели право парламента высказать его руководящему составу недоверие и потребовать отставки. В ближайшем будущем подобные меры предусмотрим и для депутатов-халтурщиков. Это дисциплинирует. Быть руководителем для меня — это абсолютно новая работа. И как председатель я выступаю за конструктивный диалог, за откровенный спор, в котором обязательно родится истина. Решение, с которым все согласны, менее ценно, чем то, над которым дискутировали.

— Какие проблемы требуется решить в первую очередь, на что следует обратить внимание «взрослым» депутатам всех уровней?

— Острой нам видится проблема оттока молодых людей не только из районов, но и в целом из нашего региона. Имидж области должен повышаться. Также у нас создана рабочая группа, которая разбирается с понятием «молодой специалист». Этого термина до сих пор нет в законодательстве. Сейчас мы собрали воедино меры господдержки молодежи в различных сферах. На днях заканчиваем оформление информации,  потом планируем проверять на практике, действительно ли они работают или только записаны на бумаге. Что работает — будем распространять, что не работает — пытаться исправлять.

— Вы работаете и с обращениями молодых людей. С какими вопросами приходит молодежь и в ваших ли силах помочь в их решении?

— На днях ко мне обратилась студентка одного из вузов Новосибирска. Она пожаловалась на то, что плата за общежитие выросла за несколько месяцев почти в восемь раз. И сейчас у нее будет уходить около половины всей стипендии только на оплату комнаты. Мы разбираемся, почему так произошло и как исправить ситуацию. В пользу студентов, естественно. Проблем хватает — это только со стороны кажется, что молодежь живет беззаботно. Конечно, у обычного депутата возможностей, ресурсов и связей гораздо больше, но мы готовы выступать как минимум посредниками. Большое количество вопросов и жалоб в молодежный парламент я связываю с тем, что молодым с молодыми легче общаться, найти общий язык. К взрослому человеку идти жаловаться не каждый готов, а со сверстником поделиться — почему бы и нет. Тем более нам интересно решать конкретные проблемы — охватить необъятное мы не хотим.

Виталий МАСЛЮК