USD 63.1697 EUR 70.3395

Потоп случится не скоро

Наталья НАШТАЛОВА

Заслуженный эколог России рассказал о том, как много лет назад новосибирцы плавали в магазины на лодках и грозят ли столице Сибири новые грандиозные наводнения.

Паводок этого года доставил немало хлопот жителям частного сектора. В самые худшие его дни были подтоплены сотни дачных участков Новосибирска, расположенных в пойме реки Оби. Но эта большая вода не самое страшное, полагает заслуженный эколог РФ Владимир Битюков, почти 30 лет проработавший начальником гидротехнической службы Новосибирскэнерго. Пропуск паводковых вод через сооружения Новосибирской ГЭС тоже является частью его забот.

Оказывается, Новосибирск за свою историю переживал и более масштабные наводнения, когда из строя выходили даже промышленные предприятия. Мы расспросили Владимира Петровича о том, как это было, и реальна ли опасность новых грандиозных потопов в столице региона.

На лодке — в магазин

— Паводок этого года многие называют катастрофичным, — рассказывает Владимир Петрович. — Действительно, таких высоких уровней воды не было в Новосибирске более сорока лет.

Очень жаркая для мая погода, неожиданно нагрянувшая в наши края, вызвала интенсивное таяние снегов в горных частях верховий крупных притоков Оби — Чумыша и Ини. Ситуацию «подогрели» и прошедшие следом проливные дожди. В итоге приток в водохранилище резко возрос, и сброс воды через водосливную плотину станции был увеличен. Максимальный уровень Оби достиг отметки527 сантиметров. Много это или мало, могут спросить горожане. Средне, отвечает наш собеседник, бывало и помощнее…

— Пока самыми многоводными за всю историю эксплуатации водохранилища, — продолжает Владимир Петрович, — были паводки 1966 и 1969 года, вызванные необычайно снежными зимами. Так, в 1969 году вода вышедшей из берегов Оби затопила набережную Речного вокзала и достигла отметки в700 сантиметров.

Обширные территории левобережья, поселок Затон были затоплены, промышленные предприятия стояли в воде месяц, и горожане, дома которых были построены рядом с пострадавшими от воды участками, учились жить как в Венеции, то и дело плавая в магазины на лодках.  

Развивая тему форс-мажоров на весенней воде, Владимир Петрович рассказывает и более неожиданные вещи. Оказывается, в Новосибирске, по прогнозам, может произойти куда более масштабное наводнение, когда приток воды будет почти в два раза выше этих давно зафиксированных максимумов. ГЭС выдержит и такой напор водной стихии, уверяет эколог, но на что будет похож мегаполис, представить сложно: многие объекты, расположенные близко к реке, просто уйдут под воду. Происходят такие вещи исключительно редко, успокаивает Владимир Битюков, раз в 100 — 200 лет, поэтому, учитывая, что у нас подобного не было, беспокоиться нет повода.

Наша река — наша гордость

— Говоря о проблемах большой воды этого и других годов, прошедших после 1969 года, нельзя не вспомнить о наводнениях, которые стали настоящими стихийными бедствиями для жителей Новониколаевска и Новосибирска, — продолжает Владимир Битюков. — Они появлялись из-за ледовых заторов, регулярно возникавших во время ледоходов на реке.

Своеобразным рекордсменом в этом отношении стал 1920 год, когда уровень Оби достиг отметки1 020 сантиметров, то есть поднялся в два раза выше, чем в этом году. Такие и менее грандиозные ЧП происходили в те времена довольно часто, и ситуация изменилась только с появлением водохранилища.

— Оно принимало воды Оби, когда это было необходимо, и продолжает это делать сейчас, — говорит Владимир Петрович. —  Одно время много говорили о том, что создавать Обское море не следовало, что скоро оно превратится в болото, потому что искусственное. Не слушайте никого. Река реальная и море тоже настоящее, потому что создано из реки. Что касается заиливания, все было просчитано при проектировании водохранилища. Чтобы оказалась заилена только нижняя его часть, потребуется 400 лет.

В этот момент нашей беседы с известным экологом порция дифирамбов достается не только Обскому водохранилищу, но и реке Обь.

— Я был на Красноярской ГЭС, — вспоминает Владимир Петрович, — был в Братске на Ангаре, на Днепре в Украине, на многих других реках. Наша Обь, считаю, самая красивая. Не все знают, но она пятая в мире по площади водосбора. Это действительно так, и этим, полагаю, надо гордиться.

Владимир Битюков в финале нашего разговора поведал, что воды не боится, поскольку этой стихией увлечен с детства.

— Всегда меня тянуло к воде, а почему — не знаю, — рассказывает эколог. — Помню, была у нас лодочная станция и мы с ребятами ходили туда купаться. Не сказать, чтобы я очень хорошо плавал, был как все, но любовь к воде казалась безусловной…

Когда пришла пора выбора профессии, Владимир, не раздумывая, пошел учиться на водника. То время совпало с удивительным подъемом, который переживал Новосибирск. Шло возведение плотины ГЭС, и город жил этой стройкой. Когда перекрывали реку, вспоминает Владимир Петрович, она временами «приходила в ярость»: многотонные блоки, удерживающие воду, разлетались как спичечные коробки.

— Я был поражен этой красотой и силой, — говорит Владимир Битюков, преданно любящий свою профессию и родной город.

Соленья и варенья коту под хвост?

Аргументы и факты на тему красоты Оби — великой сибирской реки, озвученные человеком увлеченным, обезоруживают, но что же делать дачникам, которым принадлежат участки, расположенные в ее пойме? Каждую весну им грозит потенциальное подтопление. Утраченные заготовки, погибшие посадки плюс нервные клетки, которые не восстанавливаются. Что делать? Здесь ответ один, полагает специалист:

— По законам природы в поймах рек ничего не должно находиться, за исключением объектов жизнеобеспечения и рекреации. Кто нарушает правила, тот всегда, что называется, под прицелом.

В пойме Оби в Новосибирске, продолжает эколог, люди активно селились во время войны: тогда им было не до соблюдения норм, возможно, они и не знали обо всех этих деталях. С тех пор и тянется эта цепь причин и следствий.

Бросать или не бросать нажитое непосильным трудом, переезжать на более сухое место — личное дело каждого. Пока же слушаем прогнозы и предсказания погоды. Правда, и здесь есть одно но.

— Что касается точности прогнозов, — говорит Владимир Битюков, — то жизнь давно показала, что однозначных и точных прогнозов метеорологических и тем более гидрологических не бывает и быть не может. Потому что водная стихия абсолютно не предсказуема. Ясно одно — селиться в пойме реки себе дороже.

Справка. Загадочно происхождение названия реки Обь. Ненцы, обитающие в ее низовьях, называли реку Саля-ям, что означает «мысовая река». Ханты и манси дали ей название Ас — «большая река», селькупы звали реку Квай, Еме и Куай, что означало «крупная». Есть версия, что название реки произошло от слова на языке коми, которое означало «снег», «снежный сугроб» или «место у снега». Также существует предположение, что название реки Обь — иранского происхождения, от слова «вода». Такое наименование полноводной реке вполне могли дать степные ираноязычные народы, жившие на юге Западной Сибири в период с раннебронзового века по средневековье.

 

 

 

Фотографии статьи
По делам — на лодке, район Лесоперевалки
Общий вид левобережного района Новосибирска, паводок 1966 года
Комментарии