USD 79.6845 EUR 93.0237

Владимир КЕХМАН: «Живу в двух часовых поясах»

Подготовила Татьяна ШИПИЛОВА
Фото Виктора АФАНАСЬЕВА
Фото Виктора АФАНАСЬЕВА

В Новосибирском театре оперы и балета новый директор

Ежедневные анонсы новостей на сайте театра подобны оперативным сводкам:
— Владимир Кехман возглавил Новосибирский театр оперы и балета.
— Владимир Кехман принял решение по спектаклю «Тангейзер».
— Сообщаем об изменениях в репертуаре: спектакли с 23 по 31 мая отменены.
— Новый сезон откроется оперой «Борис Годунов» в постановке Андрона Кончаловского…

Напомним, в итоге резонансной истории со спектаклем «Тангейзер» 29 марта министром культуры РФ Владимиром Мединским было принято решение о назначении генеральным директором Новосибирского государственного театра оперы и балета директора Михайловского театра Санкт-Петербурга Владимира Кехмана.

Это было бомбой. Как в 2007 году для петербуржцев стала бомбой новость о назначении директором Малого академического Ленинградского государственного оперного театра (позже переименованного согласно исторической традиции в Михайловский) бизнесмена Кехмана, занимавшегося торговлей фруктами.

Через четыре года в статье с заголовком «Как театр бизнесмена Кехмана стал одним из лучших в стране» «Афиша» писала: «Зал отреставрирован, балетные спекулянты побеждены, список постановок поражает воображение…» В общем, в отличие от Санкт-Петербурга в Новосибирск Владимир Кехман прибыл уже в роли «эффективного менеджера» и дал 6 апреля пресс-конференцию, где охотно отвечал на все вопросы, кроме тех, что касались финансовых аспектов и некоторых персон…

О встречах, впечатлениях и планах
— Доброго… Я все время путаюсь — уже добрый день! Я живу в двух часовых поясах, поэтому со временем у меня есть пока небольшая путанка… Вчера я действительно встретился со всеми творческими коллективами уже по отдельности. Это не было общее собрание: отдельно — с оркестром, отдельно — с балетом, отдельно — с мимансом, с певцами и хором.

Как мне показалось, самый дружный и самый боеспособный коллектив у нас хор… То есть они просто молодцы. И меня, конечно, это с одной стороны радует. А с другой — то, что у нас не получится проект, который задумывался бывшим главным дирижером Айнарсом Рубикисом (Восьмая симфония Малера с участием нашего хора, Кемеровского и Барнаульского хоров), конечно, нерадостная весть. Поэтому я их вчера немножко огорчил.

В балете тоже все в порядке, за исключением определенной его неукомплектации. Большой и Мариинский театры, оказалось, даже в Сибири имеют такое же влияние, как в Петербурге и Москве, и, соответственно, все лучшие танцовщики традиционно стараются уехать в эти два театра. Мы потеряли за последний год шесть или семь танцовщиков, которые ушли туда работать. Поэтому сейчас нужно срочным образом укомплектоваться, так как 26 и 28 мая (мне вот только сейчас подтвердили) мы уже едем с «Лебединым озером» в Петербург на гастроли.

Порадовал оркестр. В тех условиях, в которых они находятся, в принципе сохранить коллектив… Они мне рассказывали, что им четыре года не покупают струны… А эмоционально они меня вдохновили. Потому что они очень хотят работать. Хотя в оркестре тоже есть неукомплектация из-за того, что многие уехали в свое время в Пермь с Курентзисом.

Задачи? Сейчас главная вещь — это 12 мая 70-летие театра. Мы договорились, что приложим максимальные силы, чтобы юбилей театра был сделан на очень высоком уровне. Пятнадцатого апреля приезжает Игорь Селин, режиссер концерта, и я очень надеюсь, что мы сделаем красивый большой праздник.

Прекрасная у вас филармония. Вчера было закрытие фестиваля Вадима Репина. Великолепный руководитель Татьяна Людмилина вдохновляла меня и сказала, что будет сотрудничать с нами. Дело в том, что мы всегда с нашей (Санкт-Петербургской. — Ред.) филармонией взаимодействовали: бывает так, что и наши музыканты едут с Темиркановым в поездку, и я часто прошу, чтобы его музыканты работали с нашим оркестром... Безусловно, я очень бы хотел, чтобы не было никакой конкуренции по зарплатам, переманивания музыкантов.

О городах и погодах
— Вы знаете, такого климата я не помню даже во Франции. Вот это солнце, которое есть у вас, действует на меня удивительным образом. Вот я, не поверите, вчера лег в четыре утра и с абсолютной легкостью сегодня проснулся в девять утра. Что это означает, я не понимаю. Это в моей жизни второй раз: когда я из Самары улетел в Петербург, так же было, такие же ощущения…

Город мне невероятно нравится. И еще одно ощущение меня не покидает — то, что мне рассказывал Сан Саныч Карелин: эвакуация, которая была здесь во время войны, когда очень много петербуржцев-ленинградцев сюда приехали и очень многие остались здесь. Вот это ощущение меня не покидает, и поэтому первым проектом в балете будет «Медный всадник».

Мы сделаем выдающийся, я считаю, балет. Зеленский (худрук балета. — Ред.) об этом еще не знает. Я ему скажу 12 апреля. Сегодня я разговаривал с Георгием Цыпиным. Это художник, которого я приглашаю на этот проект: он делал Олимпиаду, сделал нам выдающийся оперный спектакль «Манон Леско», копродукцию со «Штаатсоперой», сейчас делает «Кармен»… Я ему рассказал эту идею, он очень вдохновился…

В общем, я хочу вот этого объединения — объединения Сибири с Петербургом. Это, знаете, такая очень красивая идея… А открытие сезона мы сделаем приблизительно 17 сентября «Борисом Годуновым» в постановке Андрона Кончаловского.

О кадрах
— Двенадцатого апреля у нас с Игорем Зеленским назначена встреча. Мы с ним сядем, я ему расскажу все идеи, которые есть у меня. Дальше он их либо примет, либо не примет. И в соответствии с этим мы с ним найдем те или иные решения. Я его очень люблю, уважаю. Он выдающийся танцовщик, сделал много для Новосибирского театра, для театра Станиславского и будет сейчас трудиться в Мюнхене. Просто сейчас здесь, в Новосибирске, ситуация неординарная. Понимаете, мне нужен партнер, который будет работать здесь, жить здесь.

Все остальные работают. Пока. У нас есть время. Во всяком случае те дирижеры, которых я встретил, то руководство оперной труппы, оркестра, хора, миманса и вся администрация меня полностью устраивают. Все кадровые решения будем принимать ровно через сезон — весной следующего года.

Теперь я хочу ответить на главный вопрос: что значит вести поиск главного дирижера? Этих людей условно десять человек, мы знаем всех по именам. Поэтому сегодня со всеми теми, кто достоин Новосибирска, я уже поговорил и жду ответа. Очень надеюсь, что к ноябрю у нас будет музыкальный руководитель и дирижер. Более того, если б Айнарс был бы чуть умнее и взрослее, он бы никуда не уходил, остался здесь.

О коллегах, друзьях, советчиках
— Я вообще вне политики. Я сюда пришел сделать только следующее: у меня есть коллектив, 783 человека со средней заработной платой чуть больше 20 тысяч. Поэтому я хочу, чтоб средняя заработная плата моего коллектива была за 50 тысяч для начала, потому что президентские майские указы никто не отменял. Мы обязаны их исполнять.

Многие не верят, когда говорю, что я «вне», что не общаюсь ни с кем. У меня вообще взаимодействие с театральной общественностью другого типа. Вот есть Черняков, который для меня является выдающимся, талантливым не просто режиссером, а в первую очередь — человеком. Это раз. У меня есть Темирканов. Была, царствие ей небесное, Елена Васильевна Образцова. Дальше, у меня есть старинный друг, который, когда меня еще не назначили в МАЛЕГОТ, сказал: «Вова, будь очень осторожен, тебя могут убить». Это Виктор Абрамович Новиков, художественный руководитель театра Комиссаржевской. Есть Лев Абрамович Додин, с которым мало, к сожалению, мы общаемся по разным причинам. Всё. Все остальные — это просто коллеги, с которыми, как это называется, мы общаемся постольку-поскольку.

В моей жизни были два совета, которые спасли меня в этой профессии. Первый совет дал мне Темирканов: «Никогда не жди благодарности за все, что ты делаешь, и тогда у тебя будет все хорошо». Второй — Махар Вазиев, который сегодня в Ла Скала является руководителем балетной труппы. Он сказал: «Когда ты общаешься с творческими людьми, никогда не разговаривай с ними один на один, потому что они, когда выйдут, будут трансформировать эту историю по-своему».

О карьере и амбициях
— Что касается моего назначения, то исходя из того, что я верующий человек, я нахожусь в следующем положении: Бог дал, Бог взял, за все слава Богу. Это первое. Второе: ну, конечно, это было абсолютно неожиданно... но в Новосибирске абсолютно выдающийся театр! Я здесь смогу реализовать все те замыслы, которые не мог вообще на физическом уровне сделать в Михайловском театре. Потому что там совершенно другой размер сцены. Когда я сейчас зашел в зал Михайловского театра, то увидел, какой он на самом деле маленький. Совсем маленький. Поэтому, безусловно, все выдающиеся названия, все, что я видел самое красивое в мире, постараюсь, конечно, сюда привезти. Это будет копродукция, которую мы будем делать со всеми ведущими театрами мира.

Если говорить о пике моей карьеры, у меня нет ответа на этот вопрос. Будет как будет. Сегодня я на эту тему даже не думаю вообще. Сегодня самое важное, что мне нужно, — это чтобы через год, как это произошло с Михайловским театром, то же произошло с Новосибирским театром. Чтоб через год он стал центром проведения досуга новосибирцев.

Новосибирский театр сейчас знает весь мир — его позиционировать уже не надо. Теперь надо сделать продукцию, которую мы однозначно отвезем и в Лондон, и в Нью-Йорк. Это два города, которые позволяют себе полностью сделать репутацию международной. Если эти два города принимают, то, соответственно, дальше ты имеешь право на многое... Еще, конечно, Япония, наши друзья-японцы — здесь же вообще очень близко... удобно.

Комментарии

АКТУАЛЬНО

Будем с мясом Экономика