USD 69.3372 EUR 75.4062
 

Второй после Кижей

Дарья ДОРОТОВА

Тёмный бревенчатый храм с белыми окнами и красной крышей бросается в глаза ещё на подъезде. Хотя строение и небольшое, есть в нём что-то мощное, восторженное. Кто бы мог подумать, сколько бурь придётся на долю храма в маленьком селе.

Церковь построили всего за два строительных сезона и освятили в сентябре 1914 года. Рубка брёвен «в лапу» одного диаметра создаёт чёткий рисунок сруба, так называемый восьмерик на четверике. Как любят приговаривать местные жители, построен без единого гвоздя. Камень на фундамент и цоколь привезли из Искитимского района, где находились известняковые карьеры, лесной материал из приобских сосновых брёвен — со станции Тайга Великого Сибирского железнодорожного пути. Храм венчают семь куполов и крестов. В былые времена звон колоколов был слышен за много вёрст. Но в годы Великой Отечественной войны колокола переплавили. Верхняя отметка — 29 метров.

К 1937 году храм оставался единственным православным храмом не только в Болотнинском районе, но и в окружающих районах Томской, Новосибирской и Кемеровской областей. Накануне престольного праздника 30 июня 1937 года за отказ от передачи храма властям настоятеля Пётра Манойленко, старосту Василия Баннова и псаломщика Демьяна Литвинова арестовали и расстреляли по приговору НКВД. После этого церковь закрыли и разграбили. В закрытом храме разместили клуб, а затем зерносклад. Скептики считают, что это и помешало в своё время снять с куполов кресты — боялись повредить хранимое продовольствие, однако существует и «классическая версия» — селяне не позволили.

В конце ХХ века храм объявлен памятником архитектуры. Однако долгие годы он находился в ветхом состоянии, и только в 2007 году началась реставрация. Сегодня здание церкви восстановлено в полном соответствии с его историческим обликом.